Все, Истории

— Алька, давай посидим! Ноги просто отваливаются, — простонала Ксения. — И жара эта уже достала…

— Алька, давай посидим! Ноги просто отваливаются, — простонала Ксения. — И жара эта уже достала.
— На то он и Египет, чтобы было жарко, — возразила я подруге. — Ну не ной, пошли, спрячемся с той стороны пирамиды — там что-то наподобие тени…

Мы с Ксюхой расстелили газетку прямо на горячем песке у подножия древнего сооружения и буквально рухнули на этот импровизированный коврик.
— Это все жара и дальняя дорога, — продолжала бурчать Ксюха.
Я не ответила, блаженно привалившись спиной к горячей глыбе песчаника.
— Ксю, надо не забыть купить статуэтку кошки на сувенир — они такие классные! Только хочется какую-нибудь оригинальную. Как ее гид назвал? Баст или Бастет? Мне больше Бает нравится, так звучит необычно. Ксю, чего молчишь? — Взглянула на подругу: та сладко спала, облокотившись о камни.

Я вздохнула, погладила стену пирамиды: вот она, история, от которой дух захватывает!
— Госпожа ищет старинную фигурку великой Баст? — раздался рядом негромкий голос. — Это хороший выбор. Великая кошка наверняка защитит госпожу от любого зла и изменит ее жизнь.
В двух шагах от меня прямо на земле сидела, сгорбившись и поджав ноги, старая женщина в странных одеждах — серых, словно присыпанных песком. Лицо ее скрывалось под тонкой вуалью, голову покрывал платок, и видны были только глаза, обведенные черной линией. Могу поклясться: еще минуту назад никого тут не было! На расстеленной перед женщиной циновке лежали несколько связок дешевых браслетов и штук пять сувенирных фигурок: скарабеи, кошечки, пирамидки.
— Возьми, госпожа, — сказала старуха, протягивая статуэтку.

loading...

Кошка! Изящная, с грациозно повернутой головкой, прищуренными глазами… На левой лапке виднелась крошечная гравюра: скарабей. Значит, это Баст, богиня-кошка в ее добром воплощении! Так нам гид рассказывал: кошка должна быть со скарабеем, потому что кошка с коброй — это злая сущность, и ее надо остерегаться! Такой фигурки, как эта, я никогда не видела: отлита из желтого металла — будто из золота. Но, разумеется, это не золото…
— Возьми, госпожа, не бойся, — старуха смотрела из-под своего платка удивительно яркими, желто-зелеными и какими-то очень молодыми глазами так пристально, будто проникала взглядом мне в самое сердце и в мысли. — Баст будет к тебе благосклонна. У тебя очень доброе сердце и чистые помыслы, но не помешает немного уверенности в женских силах.

Да уж, это точно! А откуда появиться женским силам-чарам у такой серой мышки, как я? Я осторожно взяла статуэтку. Она была чуть больше моей ладони,гладкая, теплая… будто живая. Наверное, на солнце нагрелась. Замечательный мастер делал! Вон, даже глаза поблескивают в прищуре век изумрудно-золотым блеском.
— Сколько хочешь за нее?Женщина засмеялась гортанным негромким смехом:
— Сколько не жалко. Богиню нельзя ни продать, ни купить. Дай в обмен монетку из твоих краев… И достаточно.
— Зачем вам мои рубли? Они стоят немного!

— А то не твоя забота. Давай монетку, госпожа, не сомневайся! — промурлыкала торговка, протянула узкую руку с красивыми ухоженными ногтями и выхватила из моих пальцев монету в 5 рублей.
От неожиданности я не знала, что ответить. А она легко и грациозно встала с циновки, приподняла край накидки, под которой оказалась длинная яркая юбка, подняла и ее. На изящной, будто точеной, щиколотке красовались браслеты из монет — тонких, словно расплющенных.
— Запомни, госпожа, богиня Баст будет тебе покровительствовать, пока ты чтишь ее племя, — сказала нежным голосом женщина и притопнула ногой.

Тут моя Оксана пошевелилась:
— Ух, жара сморила!.. Что это?
— Купила у… — я оглянулась.
А где же торговка?
— Тут женщина продавала сувениры…
— Женщина? Ты, Алиска, перегрелась! Арабские женщины по домам сидят, детей растят. И на каком же языке ты с бедуинкой общалась? — не унималась недоверчивая Оксанка.

Я задумалась: а и правда, на каком? Как бы дико это ни звучало — я не знала. Мы просто понимали друг друга. Какого-либо акцента у старухи не припомню… Впрочем, почему старухи? Тщетно пыталась вспомнить, как выглядела женщина. Яркие глаза и темная ладонь, узловатые пальцы… Нет, тонкие длинные… Красивые ногти, с маникюром будто из супермодного салона. Спина согнутая, пока она сидела… А встала легко, как взлетела… И нога гладкая, изящная… Чертовщина какая-то…

В отеле я поставила статуэтку на туалетный столик. Казалось, кошка улыбалась и следила за мной…
Оксанка себе в качестве сувенира купила костюм для восточных танцев, разрешила мне примерить свой наряд. И музыка по телевизору зазвучала подходящая. Я невольно взглянула на Баст, стоящую на столике, и мне неожиданно показалось, что глаза кошки раскрылись шире, и она мне едва заметно кивает. Я сделала шаг, другой. Браслеты на ногах и руках тихо звенели. Не знаю, откуда это вдруг во мне проснулось, но непривычный переливчатый ритм внезапно захватил мое сознание, мое тело. Оно будто само знало, что нужно делать, как двигаться, чтобы стать единым целым с этими нежными звуками. Я как будто сама стала мелодией, ритмом, и мир вокруг исчез, растаял, и только одно оставалось незыблемым: лукавый взгляд изумрудно-золотистых глаз таинственной и царственной Баст.
— А говорила, что не умеешь танцевать, — сказала потрясенно Ксюха.
— А я и не умею! Это все…

Через день мы вернулись домой. Распаковывая вещи, я не нашла в чемодане своего главного сувенира — богини-кошки. Неужели забыла в отеле? Вытащили в аэропорту грузчики? Увидели на мониторе — и ку-ку. Было так обидно, что чуть не плакала. Та женщина сказала, что Баст будет всегда со мной и что одарит меня женской силой… Нет, не совсем так! Она сказала, что Баст будет покровительствовать мне, пока я чту ее племя. А я ее не уберегла!

Мое самобичевание прервал звук — кто-то плакал и скребся под моей дверью. Да так настойчиво! Выглянула на лестничную клетку: у моей двери на коврике сидел рыжий котенок. Он повернул голову на звук открываемой двери и посмотрел мне прямо в глаза золотисто-изумрудным взглядом. Я взяла это чудо на руки, оно сладко зевнуло и заявило: «Мр-р-р». Типичный представитель племени Баст. Что ж, это, видно, судьба. Кошка в моем доме все-таки появится. Назову ее… Монетка. А сокращенно будет Моня.
— Моня, ты согласна? Я буду тебя чтить, а ты меня одаривать божественной женской силой. И жизнь изменится, да?
— Разумеется, госпожа, — ответила Моня на своем кошачьем языке. — Начнем с молочка?
Не знаю, существует ли в самом деле магия древней богини Баст, но что-то во мне изменилось после той поездки. Моня изгнала из моей души невзрачную «серую мышь»…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo