Все

Дима позвонил рано утром: «Слушай, Аня пропала!»

Вчера Аня пошла к подруге, это недалеко, пятнадцать минут пешком. Вышла от нее около полуночи, домой не пришла. Исчезновение Дима обнаружил только утром. Вчера он лег спать, к тому же с Аней они немного поссорились, чего ее ждать?

– А позвонить ей? – тут же спросил я.

– Да она телефон забыла дома, балда!

Я быстро к нему примчался, благо это суббота, на работу не надо. Дима хотел сообщать в полицию. «Погоди, – сказал я. – Мы потеряем время. Там же волокита – заявление, список примет… Давай сперва к этой подруге».

loading...

И мы явились к подруге. Света была жутко напугана: «Ребят, мы даже не пили! Поболтали, и Анька ушла. Ну она была расстроена немного, – Света взглянула на Диму. – Но собиралась домой. Я ничего не понимаю, она этим маршрутом всегда ходит».

Маршрут был действительно известный и вполне безопасный, мимо домов. Никаких гаражей, парков, темных углов. И район очень приличный.

Мы с Димой прошли весь маршрут, спрашивали людей у подъездов – никто Аню не видел.

– Все-таки надо в полицию, – сказал Дима. – Они первым делом посмотрят по камерам у подъездов.

– Нет, – ответил я. – Она же шла в стороне, камеры ничего не засекли бы. А кроме того…

– Блин! – воскликнул Дима. – Ну я дурак! Она же к маме поехала, наша дочка сейчас там.

И он быстро позвонил теще: «Лид Михална! Ну что там мои?»

Выяснилось, что никакой Ани там нет. Дима еле увернулся от расспросов тещи, что-то сходу наврал. Не хватало еще женщину с гипертонией пугать.

Мы вернулись к Диме. Сели на кухне. Диму уже слегка трясло:

– Анька, ну где же она? Ты не представляешь, как я ее люблю…

И тут раздался звонок в дверь. Дима бросился открывать с криком: «Бегу, любимая!».

Но за дверью стоял полицейский:

– Добрый день. Я насчет пропавшей жены.

Дима повернулся ко мне:

– Мы же не сообщали еще ничего…

– Наверно, Света, – ответил я.

Младший лейтенант сел на кухне, достал из папки лист бумаги, подвинул Диме: пишите! Но у Димы дрожали руки, он не мог писать.

– Хорошо, – сказал лейтенант. – Я сам. Итак, были ли у вас конфликты с женой?

Дима стал говорить, страстно, почти со слезами. Да, были. Но он сам во всем виноват. Он придурок и зануда, цеплялся к Ане по мелочам, а она просто чудо какая женщина. Да, они вместе двенадцать лет, это много. Дима считал, что живут и живут, все нормально, зачем еще какие-то проявления чувств?

– Может, вы ей изменяли? – спросил лейтенант.

– Никогда! – воскликнул Дима. – Поймите, она же классная. Ну во всех смыслах классная. Только я один тут козел. Вон был ее день рождения две недели назад, а я о нем просто забыл. Умоляю, давайте, ищите ее!

Лейтенант закончил писать, у него был на удивление красивый почерк, дал листы Диме для подписи. Я взглянул: лейтенант записал все точно, даже слово «козел». Дима расписался.

Лейтенант поднялся:

– Будем искать. Кстати, главное: особые приметы?

– Особые? – задумался Дима. – А, ну конечно. У нее три родинки на животе… Господи, я бы все отдал, чтобы целовать сейчас эти родинки!

– Ну, это для меня лишняя информация, – сказал лейтенант и ушел.

Мне очень хотелось побыть с Димой, но дома ждала семья. Я потребовал, чтобы Дима звонил, если что.

– Счастливый ты, – пробормотал он. – Семья… Все на месте. А где же моя Анька? Господи, ну где же она?

Мне пришлось друга обнять и еще долго утешать. Потом я ушел.

Дальше случилось вот что. Дима взял халат Ани в ванной и лег с ним на кровать. Он обнимал халат, будто жену, шептал ему самые нежные слова.

В этот момент откуда-то сверху раздался глухой Анин голос:

– Жаль, что всего этого ты не говорил мне раньше. Теперь уже поздно…

Дима вскочил. Стал озираться. Он понял, что случилось нечто страшное. И завопил: «Аняяяяяя!»

И тут спокойный голос Ани произнес:

– Слушай, перестань орать, соседи придут.

Раздвинулись дверцы шкафа, оттуда выбралась Аня. Она улыбалась:

– Ладно, не поздно. Можешь поцеловать мои родинки.

…Да, всю авантюру затеяла Аня. Вовлекла в нее Свету и меня. Рискованная авантюра, согласен. Но что делать отчаявшейся женщине, которая лет десять от мужа не слышала ни слова про любовь? Только зудение про немытую посуду и что ее маникюр слишком дорого стоит.

А схема была простой. Всю ночь Аня провела у Светы. Когда мы с Димой отправились к Свете – то Аня двинулась обратным маршрутом, домой. Она была в темных очках и подружкином длинном плаще: замаскировалась. На улице мне все же пришлось старательно отвлекать Диму: Аня прошла совсем близко от нас. К тому же я должен был удержать Диму от похода в отделение полиции. Ну а дома Аня спряталась в их большом стенном шкафу. Да, не слишком удобно, зато она прекрасно слышала все те слова о ней, которые говорил муж. Лейтенант? Это мой давний приятель, актер областного театра, форму взял из реквизита. Несчастный Дима не обратил внимания, что тот не показал удостоверения, более того – был в кроссовках. И что задавал вопросы, которые совсем не имеют отношения к делу, например, про измены.

Жестокий розыгрыш. Но Диму он сильно встряхнул, он теперь приносит Ане цветы безо всякого повода. Не зудит.

А протокол с чистосердечным признанием мужа в любви Аня повесила в рамку на стену.

Алексей БЕЛЯКОВ

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo