Все, Хитрости Жизни

«Наука не может объяснить». Тайна, неподвластная технологиям

Поделиться ссылкой:

Руки матери и ребенка
© Иллюстрация РИА Новости . Алина Полянина, Depositphotos
 
Американка Кейла Коллинз, удочеренная из санкт-петербургского детдома в 1990-е, при помощи ДНК-теста нашла родственников в России и узнала о своем происхождении. О том, почему на Западе в базе генетических данных сотни миллионов записей, а у нас — всего десятки тысяч, о чем рассказывает ДНК и что мешает усыновленным выяснить, кто их биологические родители, — в материале РИА Новости.

ДНК дает надежду

Двадцатипятилетняя американка Кейла Коллинз, ведущая видеоблога о красоте и косметике, год назад записала видео «История моего удочерения».
 
Ее настоящее имя — Светлана. Она оказалась в детском доме в Санкт-Петербурге в середине 1990-х, в возрасте двух лет. Оттуда ее взяла американская семья. Став взрослой, Кейла решила найти биологических родителей.
 
Она не могла позволить себе нанять частного детектива, поэтому сдала два теста ДНК в разных американских фирмах, предлагающих такую услугу всем желающим за небольшую цену. Результаты грузят в публичные базы данных и сравнивают друг с другом.
У ребенка и биологического родителя — не менее половины общего ДНК, это 3,6 тысячи сантиморганов (единица измерения расстояний между фрагментами ДНК), у полнокровных братьев и сестер — от 3,6 тысячи до 2650, у двоюродных, племянников — 575-1330.
Кейле повезло: нашелся дальний родственник из Санкт-Петербурга, маркированный в базе как «2-3th cousin». Это кто-то троюродный или разделенный одним-двумя поколениями, например кузен одного из родителей.
Она к нему обратилась, и он помог найти информацию о семье, в частности о дедах, которые воевали и имели награды. Как выяснилось, у Кейлы пять сестер и братьев со стороны отца и матери. Оба родителя давно умерли, но родная сестра матери рассказала, как получилось, что их дочка попала в детский дом, и почему ее не забрали оттуда.
 
Несмотря на болезненный опыт, Кейла счастлива, что обрела родных, узнала о родителях.

Зачем искать

Тест ДНК позволяет определить регион, откуда произошли предки, восстановить пробелы в генеалогическом древе, выяснить кое-что о собственном здоровье. Англоязычный интернет и профильные группы в соцсетях полны просьб помочь найти биологических родителей, в том числе от усыновленных иностранцами.
 
«Западные истории волшебные — когда происходит совпадение в базе. У нас это единичные случаи. Тесты дорогие, а база очень маленькая», — объясняет РИА Новости Марина Трубицкая, модератор «Сообщества взрослых усыновленных».
Она живет во Владивостоке. Сама удочеренная, много лет назад нашла родного брата и родственников, обращаясь в различные государственные органы.
«Кровные родители умерли, но сестра матери передала ее письма, рассказала о бабушках и дедушках. Я же не с луны упала, я такой же человек с историей, как у других. Недавно был День Победы, люди шли с фотографиями родных. Я теперь знаю: и в моей семье воевали. Это важно. Обычно приемным говорят что-то типа «вас на улице нашли», «родители — алкоголики, наркоманы, нечего ими интересоваться», «было бы чего хорошего». Пусть не родители, но бабушки, дедушки были хорошие. Они все — часть нас», — подчеркивает Марина.
В 2008 году она основала сообщество, чтобы помочь другим усыновленным с поисками. В сообществе сейчас порядка двух тысяч человек.
 
Согласно опросу, размещенному в паблике во «ВКонтакте», четверть респондентов не знают своего настоящего имени, еще примерно четверть — имен кровных родителей. Пятнадцать процентов ищут родственников.
 
Закон разрешает узнать о собственном происхождении только с согласия усыновителей. Однако информация о биологических родителях, если они известны, строго охраняется. Статья 155 УК России предусматривает наказание для должностных лиц, разгласивших тайну усыновления.
Одних устраивают документы из ЗАГСа — свидетельство об усыновлении, где указаны дата рождения и настоящее имя, кто-то хочет большего и приступает к поискам: направляет запросы в архивы, мониторит соцсети, судится с государством.
 
«Хочется иметь хоть какую-то почву для идентичности. Пока это все проблематично, на приемных оказывают большое давление, если они пытаются искать родных, поэтому часто ищут тихо, молчат о чувствах, даже не зная, как подойти к приемным родителям с этим вопросом», — сетует Трубицкая.
Тяжелей всего, по ее словам, подкидышам: им не помогут никакие архивы. Даже если они добудут документы, в графе «родители» будет стоять пропуск.

Зов предков

Израильская компания MyHeritage, услугами которой пользуются более ста миллионов человек, в прошлом году провела акцию для усыновленных из любой страны мира: раздала бесплатно 15 тысяч наборов для генетического теста.
 
За рубежом публичные базы с результатами тестов ДНК очень большие, включают в себя сотни миллионов людей со всего мира, но главным образом из США, Израиля и Западной Европы.
Единственная российская компания, оказывающая такие услуги, — «Генотек». В ее базе десятки тысяч записей. Вероятность найти там ближайших родственников крайне мала.
Как пояснил РИА Новости генеральный директор компании Валерий Ильинский, к ним обращаются люди, ничего не знающие о своих корнях. Например, одна клиентка, выросшая в детском доме в Якутии, интересовалась собственным этническим происхождением.
Увидеть на карте регионы, откуда произошли предки, — один из самых распространенных мотивов для ДНК-теста. Восемнадцатилетний американец Алекс родился в Санкт-Петербурге и ничего, кроме фамилии, не знал о родной семье. В прошлом году он прошел генетическое тестирование.
 
«Если честно, результат удивительный, поскольку генетически я только на 50 процентов из России. Другие 50 процентов — Персия», — сообщил он РИА Новости.
Месяц назад ему написала женщина из Москвы, гораздо старше его, с которой у него родство в пределах двух поколений. Она ничего о нем не слышала, поскольку, вероятно, не контактировала с этой ветвью семьи, но сообщила имя одного из предполагаемых дедушек родом из Новгородской области.
«Я не пытался продолжить поиски, поскольку занят учебой. Но благодаря этому совпадению я уже кое-что узнал», — говорит Алекс.

Тайна под защитой закона

Как поясняют в сообществе, тайна усыновления соблюдается, даже если оно было родственным. А вот выросшие в детском доме могут получить информацию о семье из личного дела и свидетельства о рождении. Как и находящиеся под опекой, в приемных семьях — достигнув совершеннолетия.
 
Выходит, для усыновленных ДНК-тест — зачастую единственный законный способ выйти на кровных родственников.
«Сам по себе контакт предполагаемого усыновленного (предполагаемой удочеренной) с предполагаемым родственником не считается разглашением тайны усыновления (удочерения)», — комментирует РИА Новости Макс Оленичев, старший юрист «Команды 29».
Он помогал добиваться через Верховный суд раскрытия информации о биологических родителях своей клиентки Ольги Ледешковой. Буквально на днях иск удовлетворили. Суд учел исключительные обстоятельства: у женщины подозревали наследственное генетическое заболевание, и для уточнения диагноза требовалась информация о ближайших родственниках.
 
Важно также соблюдение закона о персональных данных. Если результаты анализа ДНК загружены в базу данных с привязкой к ФИО, это считается личной информацией и охраняется законом.
 
«Любая система, собирающая и анализирующая тесты ДНК, должна действовать в соответствии с законодательством того государства, в котором оказываются эти услуги. Например, в России система (ее оператор) обязана получать согласие на обработку персональных данных, под которыми понимается любая информация, способствующая идентификации человека», — уточняет Оленичев.

Ждать и надеяться

«Агентства из США недоступны — да и дороги. В России большинство не делает тест, это обязательно лишь для преступников. Обсуждать эту тему сложно, поскольку ДНК — почти табу. Многие боятся кражи личных данных. Это не позволяет иностранцам найти биологических родственников в России через ДНК-тест. Я знаю нескольких человек, которые с помощью российской телевизионной программы пытались подтвердить предполагаемое родство через генетический тест, но безуспешно», — рассказывает РИА Новости на условиях анонимности одна из участниц зарубежной организации, объединяющей усыновленных из России.
Ей самой и тем, кого она знает, не удалось найти родственников.
«Возможно, нужно рассказывать о том, что наука не в состоянии объяснить. Как усыновленные российские дети жаждут узнать собственные биологические корни и годами их ищут. И неважно, что показывает тест ДНК, биологические связи через океан — это сильный мотив для них добиваться успеха. Они не полагаются на науку, а просто верят, что найдут родных. По крайней мере, в моем случае», — заключает она.
По грубым подсчетам, в стране сейчас порядка полумиллиона усыновленных разного возраста. Каждый год усыновляют пять-семь тысяч детей. Кто-то из них наверняка захочет, когда вырастет, найти биологическую семью. Поэтому не исключено, что популярность ДНК-тестирования в России будет расти.
«Можно сдать тест и ждать. Лет через десять-двадцать, когда российская база расширится, найдется совпадение. Для кого-то это надежда, поскольку других шансов нет», — подчеркивает Марина Трубицкая.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo