Все, Хитрости Жизни

Дьявол в склянке. Опиум

Пять самых сильных наркотиков, еще недавно считавшихся лекарствами 
 
1. ОПИУМ

     Мечта наркомана: приходишь в аптеку, покупаешь дозу или косячок по сходной цене, и провизор в хрустящем халате и белой шапочке ласково тебе кивает: «Берите, берите, батенька! Все доктора рекомендуют, превосходная штука! И деткам можно давать…» 
     С трудом верится, что совсем недавно эта «мечта» была явью, и в аптеках посетителей встречали красочные рекламные плакаты: «детский сироп с морфином для прорезывания зубов», «опий для инъекций», «героин – лучшее средство от кашля!», «амфетамины – таблетки для домохозяек и суперменов». А врачи с улыбкой выписывали своим пациентам «безобидные» успокоительные капельки, бодрящее не по-детски винцо, «чудо-пилюли» разом от гриппа и склероза и новейший стимулятор от «сумерек души».
 

  • Опиумный мак
  • Плантация мака
  • Семья курильщиков опиума
  • Опиумная курильня в Шанхае, 1907
  • Китайская курильня опиума
Египетский «подарочек»
 

     Полистаешь исторические романы – опий поминается чуть не на каждой странице – всюду, где есть чувствительные барышни, лукавые восточные люди, суровые воины и портовые забияки. И не удивительно, ведь авторы, добросовестно отражая тогдашние реалии, зачастую и сами «употребляли». Вот, например, английский романист Уилки Коллинз: «Однажды во время тяжелой болезни он принял опиум и почувствовал себя настолько лучше, что мало-помалу стал наркоманом, а под конец жизни ежедневно глотал такую дозу опийной настойки, которая легко уложила бы в гроб несколько новичков». 
     Так уж вышло, что опий стал первым сильным болеутоляющим лекарством, которое обнаружило человечество. Надежным средством от жгучей, режущей, острой, пульсирующей, рвущей и всякой иной боли. Тому, кто впервые додумался использовать для обезболивания высушенный сок недозрелых маковых коробочек, благодарное человечество должно бы поставить памятник. Но имя первооткрывателя затерялось где-то в пыльных анналах веков. 
     Между тем, опий лекари давали своим пациентам со времен незапамятных. За 3,5 тысячи лет мак выращивали в Месопотамии, собирали сок и делали из него опиум (процесс описан на дощечках, найденных в шумерском городе Ниппур). Это первое известное нам упоминание о выращивании опийного мака, который, кстати, недвусмысленно называли «растением радости». Известно также, что его культивировали вавилоняне и ассирийцы. 
     Примерно за полтора тысячелетия до Христовой эры египтяне растили опиумный мак под благосклонным взором своих фараонов, и гнали сырье на экспорт — в Грецию и еще дальше, до границ обитаемой Ойкумены. Потом великий Гиппократ неосторожно помянул опиум добрым словом, а Александр Великий взял да и завез его в Персию и Индию. Потихоньку, опиум распространился по всему миру. 
     «Слезами мака» лечились все, от римского кесаря до последнего солдата. Опиум пробуждал храбрость воинов и помогал полководцам справляться с трудностями военных кампаний, успокаивал боль от ран и бодрил в долгих походах. 
     В Европе лекари прописывали его чуть ли не от всех болезней: от простуды и бессонницы до психических расстройств, а на востоке знаменитый Авиценна успешно пользовал больных опием от слепоты и поноса. Кстати, смерть Авиценны связывают как раз с передозировкой его любимого болеутоляющего… 
     В китайской медицине опиум начали применять с VIII века н.э. В Поднебесную он попал вместе с арабскими купцами по азиатским торговым путям. Скоро маковые поля запестрели по всему Китаю. 
     Потом в XV веке его стали культивировать и в Индии, но уже не как медицинское средство. Причем государство в лице династии Великих Моголов заранее наложило лапу на весь урожай и стало продавать опиум за бугор, сделав его значительным источником прибыли для государственной казны. 
     И вот что поразительно: хвалебные речи о соке снотворного мака можно прочесть у многих – в «Естественной истории» Плиния Старшего, в трактатах Клавдия Галена и других латинских авторов, а также у Цельса и Парацельса… 
     А вот о его ядовитом воздействии, о возможной наркомании – за долгие тысячи лет — ни слова! Неужели эскулапы даже не догадывались о страшных свойствах этой «панацеи»? 

«Камни бессмертия»
 

     Гениальный врач XVI века Парацельс, прописывая пациентам тинктуру опиума от головной боли, был убежден, что опиум – яд. Впрочем, таковым он считал любое целебное средство: «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости, одна только доза делает яд лекарством». А целебные свойства опия этот средневековый доктор ценил настолько высоко, что даже разработал в 1527 году несколько его лекарственных форм. Страждущим от лихорадки и разных недугов он предлагал черные пилюли собственного изготовления, на четверть заполненные опиумом, к которому добавлял для вкуса сок цитрусовых и… золото. Создатель называл их «камнями бессмертия», поскольку был также алхимиком, и идея вечной жизни в бренном теле была чрезвычайно дорога его сердцу. 
     А тем, кто мучился от сильных болей, лекарь прописывал другое свое изобретение – «анодинум Парацельса», состоявший, кроме очищенного опиума, из апельсинового сока, спермы лягушки, корицы, зерен гвоздики, окаменелой смолы и шафрана. Этот выдающийся врач повсюду носил с собой баночку с опием и под конец жизни сделался зависимым от него, но стать законченным наркоманом не успел – великому ученому проломили камнем голову. 
     А разработанной им настойкой опиума врачи продолжали пользовать больных и дальше, даже спустя триста лет после смерти Парацельса. При этом рецепт лекарства доктора неустанно совершенствовали. 
     В XVII столетии в моду вошел «лауданум Россо», составленный ученым монахом-капуцином, придворным врачом короля Людовика XVI. Латинское слово «Iaudandum», что значит, «нечто восхваляемое», подарило название новому лекарству: «Iaudatum opium» – прекрасный опиум. Спасительный и незаменимый, помогающий от многих недугов, несмотря на то, что он успел сделаться бичом многих стран Востока, где опиум вовсю курили и употребляли внутрь отнюдь не в медицинских целях. Европейцам было известно, что наркомания – обычное дело в Азии, но образованная публика считала это губительное пристрастие чем-то вроде признака расовой неполноценности туземцев. Благодушное отношение к наркотикам в обществе поддерживали в первую очередь сами медики, которые и были главными распространителями зелья. 
     Похоже, британские торговцы шелком и чаем, шестьдесят лет нелегально завозившие эту отраву в Поднебесную и сознательно подсадившие на него бедных китайцев, были осведомлены о наркотических свойствах опия куда лучше докторов. Знали о губительном действии «маковых слез» и творческие личности – писатели, художники, поэты, искавшие на дне склянки вдохновения, и нашедшие погибель. 

loading...
Дешево и сердито!
 

     В начале XIX века опиумом «лечили» все подряд: менингит, судороги, желтую лихорадку, холеру, малярию, дифтерит… Не потому, что считали его универсальным лекарством. А потому, что других столь же действенных средств, способных облегчить страдания от этих болезней, попросту не существовало. 
     Самыми ходовыми лекарствами с опиумом были порошок Довера, изобретенный в XVIII веке доктором Томасом Довером и лауданум – смесь опиума с алкоголем. Порошком Довера, который изготавливали из рвотного корня (ипекакуаны) и толченого опиума лечили, например, подагру. А лауданумом – вообще все, что болело. В арсенале аптекарей имелись и другие рецепты, разработанные дипломированными врачами и названные в честь своих создателей: порошок Тоуэла, порошок Брауна, порошок Фримана. В каждом из них была изрядная порция опиума. 
     Наркотик стоил куда дешевле, чем вино и пиво, поэтому позволить его себе мог и самый низкооплачиваемый рабочий.   Неудивительно, что в первой половине XIX-го столетия количество людей пристрастившихся к нему неуклонно росло. А когда в 1840 году в Англии ограничили продажи спиртного, народ быстро нашел ему замену в опиумных таблетках, производство и продажа которых стали процветать. 
     Опиомания особенно широко распространилась среди бедняков, жителей маленьких деревушек и городских трущоб. Жизнь простых работяг в индустриальных городах была полна стрессов, тяжелый труд изнурял. И многие горемыки находили утешение в лаудануме, снимавшем усталость и прогонявшем мрачные мысли. Таким образом, к середине XIX века наркомания в странах Европы приобрела массовый характер, потребление опиума составляло в среднем 1,5 кг в год на тысячу жителей – это внушительная цифра. Разумеется, и число смертей от этой заразы тоже постепенно росло. Стремясь избавиться от страданий, темные невежественные люди часто перебарщивали с дозой, и препараты из опиума порождали большое количество смертельных случаев. В 1839 году в одном из медицинских отчетов по использованию опиатов говорилось, что 186 из 543 человек лечившихся ими (более трети!) – отравились, и среди них было 72 ребенка. 

«Истинный консервант для младенцев»
 

     В середине XIX века западное общество было все еще далеко от страшного прозрения. Несмотря на полученное предупреждение. В 1822 году писатель романтик Томас Де Квинси издал автобиографическую книгу «Исповедь английского поедателя опиума» (Confession of an English Opium-Eater), где он с шокирующей откровенностью поведал о своем многолетнем опыте употребления наркотика. И если в первых частях описывались удовольствия и восхищения духа, то последняя называлась точно и ясно – «Муки опиума». В ней живописались душевные тяготы, угнетение психики и пугающие видения, сделавшиеся постоянными спутниками жизни автора: «Ощущение пространства и времени сильно исказилось. Здания, пейзажи и прочее представали в таких преувеличенных пропорциях, что человеческие глаза не могли бы объять… Иногда мне казалось, что я проживал 70 или 100 лет в одну ночь». 
     Но таких наркоманов, как Квинси, все же были единицы. Зато множество обывателей ежедневно употребляли наркотики и даже не догадывались, от чего их здоровье приходит во все большее расстройство. Ведь опиум, несомненно, помогал – боль исчезала, неприятные симптомы забывались, так что многие искренне считали его чудодейственным лекарством от всех болезней и добавляли в микстуры от простуды, в капли от головной боли, в похмельное зелье, в порошки от поноса… 
     А многие патентованные средства прямо назначались для детей! Например, ветрогонное средство Дэлби доктора рекомендовали давать младенцам с ложечки, чтобы избавить их от вздутия живота и конвульсий. А ведь было еще успокоительное Баттли, бальзам Годфри и даже специальное детское снотворное на основе опиума. «Лекарство» помимо наркотика содержало чудовищную дозу алкоголя – 46%! Доктора обещали, что после него детишки будут спать, как убитые, облегчая тем самым участь родителей. «Истинный консервант для младенцев» – восторгалась газетная реклама. 
     И в самом деле, дети, одурманенные тяжелым наркотиком, переставали шуметь и требовать к себе внимания. Небогатые родители, которым услуги няни были не по карману, оставались весьма довольны. 

Врачи бьют тревогу: деньги плывут мимо!
 

     Вслед за медиками подсаживать людей на «волшебные» средства с высоким содержанием опиатов стала нарождавшаяся фармакологическая индустрия. 
     Обезболивающие препараты с опиумом изготавливала процветающая британская компания «Мак-Кормик». Опиум выпускали и в таблетках – в 1859 году ими лечилось около 5% жителей Британии. Остальные предпочитали настойку. Смесь крепкого алкоголя и сильнейшего наркотика никого особо не смущала – страждущие терпели столь сильные боли, что готовы были принять, что угодно, лишь бы не мучиться. 
     Для тех, кто нуждался всего лишь в легком успокоительном, опиум предлагался в виде курительной смеси. Например, студенты перед экзаменом, желая избавиться от стресса, нередко обращались к этому «спасительному» и широкодоступному средству. 
     Для тех, кто желал сэкономить, существовали рецепты домашних «эликсиров». Многие английские семьи покупали в бакалейных лавках ингредиенты и смешивали на собственных кухнях такую отраву, что Чезаре Борджиа удавился бы от зависти. Так, например, семейная «микстура Гасмэна» приготовлялась путем добавления в опийную настойку… хлороформа. А другой популярный домашний рецепт от кашля состоял из лауданума, щедро заправленного сурьмой. 
     Самолечение опиумом распространилось так широко, что врачебное сообщество, наконец, забеспокоилось. Правда, волновало эскулапов не здоровье населения, а то, что лекарствами торгуют лавочники без медицинских дипломов. От чего, во-первых, народ мрет из-за кустарных препаратов, а, во-вторых, и в главных, денежки плывут мимо докторов и фармацевтов. Торговавших опиумом было раз в десять больше, чем профессиональных медиков. 
     Первым навести порядок в этой сфере взялся британский парламент (под давлением медицинского лобби, конечно). В 1868 году был принят Аптечный акт, запрещавший свободную продажу опиума. Теперь его следовало продавать в склянках с надписью «Яд» и делать это могли только аптекари, имеющие лицензию. 
     Закон заработал, продажи опиума резко упали, но… бакалейщики все равно приторговывали зельем из-под полы, и пристрастившиеся к наркотику бедолаги знали, где можно его достать. 
     В США аналогичный закон тоже был принят. Там запретили свободно продавать всю отраву разом: опиум, цианиды, мышьяк и пр. Нужен яд – дуй в аптеку! Там аптекарь запишет в особый журнал имя покупателя, дату покупки и количество купленного яда. Все эти строгости были придуманы не для того, чтобы сберечь здоровье населения, а для того, чтобы облегчить работу полиции и пресечь череду убийств с использованием ядов. И опиум попал в этот список только потому, что его часто использовали вместо мышьяка – мол, покойник сам переборщил с лекарством. 
     Кое-где американские власти пытались также запретить опиумные курильни, но и этот закон был принят не против наркомании, а против китайских иммигрантов. А лауданум применять никто не запрещал, хотя в нем был тот же опиум, что и в китайских трубках. И вообще в США после гражданской войны было около ста тысяч опиумных наркоманов – бывших солдат, пристрастившихся к зелью в госпиталях и лазаретах. «Солдатская болезнь» – так в те дни называли наркоманию в Америке. 

Конец вольницы!
 

     Пик употребления опиума в Европе пришелся на конец XIX века. Правда, к тому времени у него появились мощные конкуренты – морфий и героин (его собственные производные).   
Но и сам опий позиций не сдавал. В 1906 году было запатентовано 50 тысяч лекарств, содержащих этот наркотик. Согласно обзору 1907 года, содержащему данные о производстве и распространении опиума в мире, Китай производил более 35,3 тонн опиума в год (и имел около 27 миллионов наркоманов из 450 миллионов населения). Страны Юго-западной Азии (Турция, Иран, Индия, Афганистан) поставляли на мировой рынок 6258 тонн. И еще как минимум пару тонн производили в юго-восточной Азии. Итого более 41 тонны опиума – это был пик его производства. 
     В 1910-м самыми популярными были «черные капли» (их еще называли «ланкастерские» или «квакерские» капли). По опиумной активности они втрое превосходили лауданум. 
     Примерно в то же время в мире началась борьба за запрещение торговли опиумом, возглавленная протестантской церковью. 
     В 1909 году в Шанхае учредили Международную комиссию по опиуму, и через три года (в 1912-м) в Гааге был принят первый международно-правовой документ, относящийся к борьбе с психоактивными веществами. В первой Международной опиумной конференции приняли участие Великобритания с колониями, Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Португалия, Россия, Китай, Персия, Сиам и Япония. Так было покончено со свободным легальным оборотом наркотиков. Правда, не сразу. В США, например, первый американский закон, запрещающий наркотики (Harrison Narcotics Act) был принят в 1914 году. К тому же не все страны успели ратифицировать договор до начала Первой мировой войны, но после ее окончания в 1919 году к конвенции присоединились почти все государства мира. 
     Производство опиума в мире стало сокращаться. Уже к 1934 году оно уменьшилось почти втрое, хотя доля участия азиатских стран в этом деле осталась практически неизменной. Со временем повсеместный запрет на торговлю опиумом вытеснил его в нелегальную сферу. 
     Между прочим, в СССР опийная настойка (как желудочное средство) выпускалась и продавалась через аптеки аж до 1952 года. 
     Каких бы бед не натворил опиум – он был и остается родоначальником многих современных лекарств, в частности наркотических анальгетиков. Во второй половине XX столетия на основе опиума синтезировали такие широко применяемые сегодня препараты, как деприван, буторфанол, промедол, фентанил и другие. Противокашлевое средство кодеин входит сегодня во многие таблетки и микстуры. Весьма известен также сосудорасширяющий препарат папаверин. Большую часть производных опиума сегодня запросто в аптеке не купишь – они включены в официальные списки наркотических веществ, хранить и продавать которые можно только под строжайшим контролем. 

  • Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм (Парацельс). Портрет работы Квентина Массейса
  • Аптечные препараты XIX века, средства от астмы, содержащие опиум
  • Реклама детской успокоительной микстуры, содержащей опиум, «Mrs. Winslow’s Soothing Syrup», XIX век. British Library
  • Томас Де Квинси, автор книги «Исповедь английского поедателя опиума» (Confession of an English Opium-Eater)
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo