Все, Истории

«Инна». Заключение

Поделиться ссылкой:

— А он на тебя похож

Пройдя в спальню на цыпочках, дабы не разбудить Игоря, Инна забралась на свою половину кровати, и уселась поудобнее. До звонка его будильника оставался ровно час, женщина не хотела проспать это время, хотя и знала, что с утра из мужчины и клещами ничего не вытащишь, но внутри все трепетало от одной лишь только мысли, что Игорь поможет разрулить эту головоломку.

Однако с каждой минутой голова становилась все тяжелее, сознание уплывало, сон накрывал ее своими тёплыми волнами.

Женщина лишь улыбнулась своим снам, когда Игорь потихоньку укрыл ее одеялом перед уходом.

Проснувшись ближе к обеду, Инна взяла свой автомобиль и направилась в офис мужчины. Секретарша, завидев директорскую жену в приоткрытую дверь приёмной, натянула самую прелестную из своих улыбок.

— Игорь Александрович у себя? — спросила Инна.

— Он на совещании, — произнесла девушка, рассматривая женщину.

— Я подожду, — отозвалась она, подходя к уютному диванчику. — У вас тут чаем угощают?

— Да, конечно.

Секретарша встала и вышла из приемной, при взгляде на ее ноги «от ушей» и юбку, едва прикрывающую пятую точку, Инна поморщилась. Вот значит с кем работает Игорь, неужто тяжело замечание сделать по поводу внешнего вида девицы…

Пока девушка отсутствовала Инна подошла к ее столу, взглянув на монитор — чистый рабочий стол, красота да и только. Но при наведении курсора на нижнее поле высветились вкладки — социальная сеть, форум любителей кошек и справочные города.

— Ага, работаем значит, усмехнулась Инна, вспоминая себя.

Приближающиеся шаги заставили Инну вздрогнуть и вернуться на диван.

Чай оказался крепким, почему то к горлу подкатила тошнота…Инне показалось, что в помещении медленно растёт температура и с каждой секундой она только увеличивается. Поставив чашку на поднос, женщина облокотилась на диван, расстегнула верхнюю пуговицу на рубашке, но все было тщетно…голова закружилась, а ноги стали ватными, захотелось вновь спать…

— Вам плохо? …Врача, вызовите врача…Инна, дорогая, что с тобой?

Голоса доносились откуда-то из далека и затихали в пространстве. В унисон с секретаршей что-то говорил Игорь, у неё было к нему дело, а, ладно, теперь все это неважно…

Очнулась Инна на больничной постели, рядом крутилась медсестра, ставя систему. Женщина поняла — что-то не так с ней, но что? Наконец, собрав мысли воедино, сообразила…ребёнок! Она не чувствует ребёнка.

— Тише, тише, — проговорила мягко медсестра. — Все с вашим малышом в порядке, выходим, раньше срока родился, вы, мамочка, самое главное не переживайте, все у вас будет хорошо.

Слезы застилали глаза, Инна зарыдала протяжно, не силах остановиться. Это она виновата во всем, как можно было так халатно относится к своей беременности, ведь ей были созданы все условия.

— А Игорь? Он тут? — медленно проговорила Инна.

— Был, но уехал. Ну, перестаньте плакать.

— Я…это я виновата, — всхлипывала Инна, захотела подняться, но резкая боль сковала движения.

— Куда вы? Вам пока нельзя вставать, — кинулась было к Инне медсестра, та, сделав еще несколько бесплодных попыток, легла и прикрыла глаза — начали действовать лекарства, женщина вновь уснула.

***

Они стояли, наблюдая за спящим в кювезе малышом — Игорь и Инна. Мужчина поддерживал ее, словно хрустальную вазу. Напугала женщина его изрядно, и теперь, он боялся за каждый ее шаг.

— А он на тебя похож, — с улыбкой сказала Инна и заплакала…

Трудно быть сильной

Инна запомнила, как она на ватных ногах первый раз дошла до своего сына. Руки потянулись к нему, сердце бешено заколотилось в груди — живой, но какой он крохотный, ей бы ещё носить малыша под сердцем, гладить живот, петь ему колыбельные перед сном, любить и ждать появления в положенный срок на свет…

Что же произошло, получается недолюбила, не уберегла, а их ведь было двое…как она могла…

Игорь забрал ее из роддома одну. Не было ни друзей, ни радостных улыбок на их лицах, воздушных шаров и поздравлений. Женщина устало опустилась на сиденье и заплакала. Нет, не так она представляла себе выписку. Все мечты и надежды вдруг покатились с тар-тарары…Тогда-то впервые после операции, Инна разрыдалась. Слезы текли нескончаемым потоком, словно у неё внутри что-то лопнуло и боль, копившаяся все это время, искала выход наружу. Внутри ей уже было тесно, слишком тесно.

Малыша, весом всего в полтора килограмма, назвали Виктором — победителем, и правда характер у него был боевой, малыш потихоньку прибавлял в весе, общие показатели росли, о чем врачи с неподдельной радостью сообщали Инне. Женщина целыми днями находилась в больнице, не могла иначе, сердце было не на месте. Зная, что материнское молоко обладает чудотворными свойствами, постоянно сцеживалась и кормила сына. Все проблемы и заботы, так волнующие ее прежде, оказались ничем — шелухой, пылью, растворившейся в повседневной суете.

«Сыночек, сыночек, только живи…, мы тебя ждали, очень!»- металась женщина в своих беспокойных снах по ночам — усталый организм требовал отдыха. По утрам ноги несли в больницу к положенному часу — покормить, малыш лежал в своём маленьком «хрустальном домике», такой одинокий, а хотелось быть рядом всегда, взять на руки, прижать к груди и больше не отпускать…

Не осталась в стороне и новоиспечённая бабушка, Полина Карповна поддерживала женщину, как никогда. Порой в голове Инны прокрадывалась мысль, если бы у неё была мать, наверное она была бы такой же. Сейчас, именно сейчас ей очень не хватало семьи, родительской поддержки и тепла домашнего очага. После преждевременных родов у женщины случилась депрессия, глаза постоянно находились на мокром месте, а на душе кошки скребли.

— Все будет хорошо, малыш в одной из лучших клиник города, если не в самой лучшей, — подбадривал ее Игорь. — Я навёл справки, не переживай, главное верить, он хочет жить и все у него получится. Неужели ты не видишь этого.

— Вижу, ничего не могу с собой поделать, пока сынок там — я не нахожу себе места, как жаль, что я не могу быть с ним круглосуточно, — сказала женщина. — Трудно быть сильной, но возможно, когда знаешь, ради чего все это происходит.

— Скоро в нашем доме раздастся детский плач, и нашей спокойной жизни прийдет конец, — улыбнулся мужчина. — Так что отдыхай, пока есть время.

Поддерживая друг друга, они понимали, что риск ещё слишком велик, что это все улыбки сквозь слезы, ради маленького счастья, родившегося весом всего в полтора килограмма. И никто, абсолютно никто не мог им гарантировать, что ребёнок будет жить и развиваться, как остальные дети, потому что он недоношенный.

Игорь заезжал вечером и забирал ее домой, усталую, полусонную, но с горящими глазами.

— Совсем скоро мы сможем забрать сыночка домой, — как-то вечером радостно произнесла Инна. — Я разговаривала с врачами. Неужели мы справились!

Игорь обнял ее и закружил, тот вечер они провели в будущей комнате Вити, сидя на полу, вспоминали, как познакомились, ту баночку зеленого горошка, послужившую поводом для знакомства Игоря с девушкой. Вокруг лежали их фотографии, а по центру самая главная — ещё совсем маленького, но такого сильного и уже безумно всеми любимого человечка. Наконец Игорь осторожно вынул коробочку и открыл ее — Инна увидела безумной красоты кольцо на красном бархате.

— Мы многое уже прошли вместе, с каждым днём я все больше убеждался, что именно с тобой моя жизнь наполнилась смыслом, а с появлением малыша я хочу, чтобы наш союз именовался семьей. Будь моей женой, и я обещаю оставаться рядом, любить и оберегать тебя и нашего сына.

— Я…я согласна, — тихо произнесла женщина.

Спокойствие длилось недолго

Свадьбы, как таковой не было, лишь роспись за день перед выпиской Витюши. Да, Инна, как и любая другая девушка, всегда мечтала о белом платье, торжественной церемонии, гостях, но это все в данный момент было более чем неуместно.

Полина Карповна была в ЗАГСе в компании Константина, она волновалась, как девчонка накануне, но Инна успокоила будущую свекровь, в конце -то концов жизнь не повторяется дважды, зачем стесняться своих чувств и отталкивать друг друга — чтобы потом жалеть?

Однако мирно беседующие мужчины заставили невольно улыбнуться женщин. Игорь не разу не подал и виду, что он против отношений матери, конечно может мужчина и изменил свою позицию.

Между тем Константин оказался приятным и непосредственным в общении человеком. Ему было около пятидесяти лет, но выглядел он моложаво, и Полина Карповна буквально светилась от счастья, находясь рядом с ним.

— Как у него здоровье? — спросила Инна женщину памятуя о недавних событиях.

— Нашими молитвами, лучше, но надолго ли, — вздохнула та.

— Не смейте опускать руки, все должно быть хорошо, — попыталась подбодрить Инна, та выдавила улыбку, и отвернулась, чтобы никто не увидел слёз.

***

Вечером следующего дня все готовились к приезду домой нового члена семьи. Инна несколько раз уже принималась за уборку и так кристально чистой детской, зачем-то начинала двигать мебель, а потом все возвращать на круги своя, перебирать вещи и вспоминать о какой-нибудь совершенно ненужной мелочи. Домашние отнеслись к внезапно случившемуся «гнездованию» с пониманием — столько уже пришлось пережить, а сколько ещё всего впереди…

Вот так между делом попала Инне на руки тетрадка — небольшая, в линейку, что-то вроде ежедневника с небольшими заметками. Там было все — и боль и радость и печаль, женщина, вчитываясь в чужие строки не могла понять — чье это?

Наконец, до неё начали медленно доходить описываемые события, это была тетрадь Зои, видно та забыла ее прошлый раз, а может быть оставила намеренно, Инна извлекла сие произведение из-под матрасика детской кроватки…

«Мне нестерпимо больно, что так все получилось. — гласила последняя запись. — Я любила его искренне, принимала все за чистую монету, а он всего лишь присматривал мать для своего ребёнка — как же подло…и ведь молчал до последнего, а потом появилась она — его жена.

Я обманула Инну, все документы подписаны уже давно мной лично. Я должна буду подарить им малыша, смогу ли расстаться с ним — не знаю…думала сбегу, будет временная передышка, но он звонит каждую минуту. Не хочу вмешивать Инну в эту историю, она сама ждёт малыша, и так изрядно переволновалась за меня.»

Инна присела возле кроватки ещё раз пролистав дневник девушки, за всей этой круговертью событий она забыла о ней. Да и сейчас что она может? Завтра Витюшу выписывают и все внимание будет приковано только к нему.

На всякий случай Инна набрала номер Зои — «абонент временно недоступен» — услышала женщина в ответ.

— Игорь, — позвала тихонько женщина, выглянув из комнаты.

Мужчина зашёл в детскую, улыбнувшись, уселся рядом.

— Помнишь мы были на день рождении твоего коллеги последний раз, такой мужчина лет тридцати пяти, ты представлял меня ему. Он был один в тот вечер. Вроде какая-то важная шишка, — резюмировала женщина.

Мужчина задумался, припоминая своих коллег, и не понимая с чего это вдруг жене на ночь глядя понадобилась эта информация.

— Кажется я понял о ком ты, это был Мещанский Виталий. Зачем он тебе понадобился? Я бы не связывался с этим человеком…

— А он женат? — вырвалось у Инны.

— Нет, вроде не был…хотя я не слежу так пристально за личной жизнью своих партнеров по бизнесу.

— Тогда я ничего не понимаю в этой истории. Во что она влипла.

— Кто? Объясни наконец, говоришь загадками, — нахмурился мужчина.

— Зоя, ладно, идём спать, завтра будет важный день, — Инна обняла мужа и они вышли из детской. Недолго длилось ее спокойствие, уснуть бы, а завтра будет новый день.

Дневник Зои так и остался лежать на полу, а телефон, забытый рядом, засветился новым принятым сообщением…

Знала ведь, на что шла

Loading…

Инна не узнала ее вначале. Договорившись о встрече с ней в кафе, женщина ждала прежнюю Зою — молодую, стройную девушку с задорным огоньком в глазах. Пришла же немного располневшая, потерянная молодая женщина, устало опустилась за столик, сняла солнцезащитные очки, обнажив опухшие от слез глаза.

— Милая моя, как дела у тебя, — произнесла Инна, сколько боли и тоски было в глазах Зои.

— Я родила дочку неделю назад, Машеньку, правда не знаю, как они ее назовут, но я обращалась к ней именно так, пока носила сердцем.

Инна взяла руки Зои в свои, пытаясь хоть как-то поддержать, но что она могла сейчас сделать, вернуть ребёнка все равно никто не сможет.

— Ты все-таки решилась…

— Знаешь, я теперь я поняла каждое твоё слово, сказанное тогда. Она мне снится ночами, ее крик стоит до сих пор в ушах. Малышку унесли сразу же, как только она появилась на свет, даже взглянуть не дали, запомнить, погладить, подержать на руках. Ты не представляешь какая ты счастливая, — проговорила Зоя. — Эта женщина, Лидия, его жена — в ней нет ничего человечного. Я боюсь за ребёнка.

— Откуда ты знаешь, быть может с появлением дочери в их семье все наладится?

— Навряд ли, она ни разу ко мне не приехала, только Виталий был. Я жила в их загородном доме пока была беременна, все боялись, что снова сбегу. Приезжали они вместе, но Виталий заходил ко мне один, а потом домработница сказала, что Лидия уже не рада происходящему, ревнует мужа ко мне, и вообще видеть меня не хочет.

— Ты можешь ошибаться, слушать других и поговорить с человеком наедине, чтобы понять почему он ведёт себя так разные вещи.

— Зоя, ты же знала, что все будет так, а не иначе, ты хотела денег — ты их получила.

— Только теперь они мне не к чему, — вздохнула Зоя. — Я даже прикасаться к ним не хочу. Настолько противно. Виталий перечислил все до копейки на следующий день после родов.

Инна размышляла некоторое время над своим предложением, боясь, что племянница откажет, и все-таки решилась:

— Зоя, оставайся у нас, будешь помогать нам с Витей, ах да, я не сказала ещё, у меня родился сын несколько месяцев назад, раньше срока, и вот на днях мы забрали его из больницы.

— Я тебя поздравляю, но что скажет Игорь?

— Он будет только за, наша бабушка ложится в больницу вскоре, и возможно Игорь отправит ее на лечение заграницу, одной мне будет тяжело, — сказала женщина. — Ну, хотя бы подумай.

И Зоя дала согласие…

Последующие два года она посвятила себя Вите, сыну Инны. Вместе радовались успехам малыша, коротали бессонные ночи, пока он болел, а когда Полине Карповне стало хуже, были плечом и опорой друг друга.

Игорь нашёл деньги на лечение женщины за рубежом, но к сожалению и оно не помогло. Полина Карповна вернулась домой, ей не хотелось уходить не повидавшись с близкими, с Константином…

Утро выдалось солнечным, пока Инна с Игорем улаживали дела, касаемые наследства, Зоя вышла с Витей на прогулку. Маршрут был уже привычен: песочница, качели и парк, где в небольшом озере в тени плакучих ив плавали утки.

Витя любил наблюдать за птицами, подкармливать их хлебом.

— Папа, ууу! — услышала женщина голосочек малыша и оглянулась — это была маленькая девочка с забавными белокурыми кудряшками под панамкой.

«Наверное моя дочка была бы такой же сейчас», — подумала Зоя.

— Зоя, Зоя ну куда ты, — это был голос мужчины, которого скрывали ветки деревьев от взгляда женщины. Не стоило спрашивать себя, где она его слышала, этот голос молодая женщина не спутала бы ни с одним другим на свете…

Потому что все ещё любила, и не могла простить одновременно.

Тем временем малыши пересеклись на дорожке, маленькая Зоя толкнула Витю, а тот по-джентельменски уступил даме узкую тропинку, ведущую к озеру.

Женщина бросилась к ребёнку, испугавшись, что он даст сдачи девочке, в это время на ее пути появился Виталий.

Их глаза встретились, помолчав какое-то время мужчина убрал запутавшиеся на ветру пряди волос с лица Зои.

— Твой сын? — спросил он.

— Нет, это сын тети, я помогаю им.

— Это Зоя — твоя дочь.

Малышка в это время стояла поодаль рассматривая незнакомую тетю. Зоя невольно залюбовалась ею, хотелось взять девочку на руки, обнять и поцеловать…

— А где Лидия?

— Мы расстались пару лет назад.

Инна закрыла Витюшину медицинскую карту с облегчением, последняя запись гласила, что развитие мальчика соответствует возрасту. Как она мечтала услышать эти слова от врачей, сколько было всего пройдено, опускать руки было нельзя, ни в коем случае.

Малыш подрастал и все больше становился похож на неё в детстве, тот же взгляд немного исподлобья, родинка на правой щеке, волнистые тёмные волосы. Вся ее жизнь теперь крутилась вокруг этого маленького человека, ее микрокосмоса, ее жизни. А трудности не пугали — лишь закаляли и заставляли стиснуть зубы сильнее на пути к новым вершинам.

За это время Игорь успел отрыть ещё несколько филиалов своей фирмы, были дни, когда мужчина практически «жил» на работе, когда сдавали нервы и было плохо, телефон бездушным голосом заявлял, что абонент вне зоны действия сети. Разъезды Игоря удручали, порой пугали и сводили с ума, но рядом была неизменная Зоя и лишь брагодаря ей Инна держалась на плаву и не теряла веры в светлое завтра.

— Я видела дочь, — сказала она как-то после прогулки с Витей.

— То есть как видела? — не поняла Инна.

— Она гуляла в парке с папой. Ее зовут Зоя, как и меня.

— Ничего не понимаю, почему Зоя? Вы разговаривали?

— Да, говорили, погуляли в парке, потом поехали в кафе, я хотела побыть с дочкой рядом, он был не против, хотя мне показалось даже, что эта встреча произошла не случайно, — сказала Зоя. — А имя дали не в мою честь, маму Лидии так звали, но признаюсь, я была приятно удивлена.

Инна бы с трудом поверила во всю эту историю если бы не знала племянницу, та изменилась за последнее время в лучшую сторону, возможно вот оно — выстраданное счастье, надо лишь кому-то сделать ещё один шаг.

Но дни сменяли друг друга, а девушка молчала, как партизан.

Инна не привыкла допытывать, но ждала новостей с замиранием сердца.

Были вечера, когда Зоя, краснея и сбиваясь, что-то говорила о встрече с подругой, откуда-то внезапно взявшейся. А однажды Инна увидела остановившийся около подъезда дорогой автомобиль и Зою выбежавшую из него.

Все бы ничего, нужно наверно было радоваться налаживающейся личной жизни племянницы, а Инне вдруг стало грустно, нестерпимо, от того, что Зоя вскоре покинет ее дом, да, это наверное было несколько эгоистично с ее стороны, молодой женщине надо строить отношения, создавать семью, не всю же жизнь ей сидеть возле Инны.

Позже сама Зоя завела разговор.

— Мы с Виталием вместе…

— Как …вместе? — Инна вздрогнула, вот и все, а чего она ждала собственно…

— Мы хотим попробовать, к тому же у нас ребёнок, это сближает ещё больше.

— Ну что сказать, ваше право, я тут не советчик. Как доченька?

— Хорошо, — улыбнулась Зоя, она всегда улыбалась, когда говорила о малышке.

— Инн, только тут один нюанс, жить мы будем заграницей…Виталий едет по работе на год, потом посмотрим, возможно и останемся.

Чашка с горячим чаем выпала из рук Инны, оставив на паркете россыпь мелких осколков

— Я уберу сейчас, — засуетилась Инна, подбирая их дрожащими руками.

— Не расстраивайся, Инн, он уедет так или иначе, с ребёнком, я не могу упустить такой шанс, пойми, пусть нет в моем сердце той любви, что была прежде, а ребёнка потерять второй раз я не в силах.

— Я понимаю, Зой, я все понимаю, ты не обращай на меня внимания, я стала последнее время такой сентиментальной, глаза на мокром месте, — проговорила Инна, улыбнувшись племяннице. — Просто я привыкла к тебе, ты- часть моей семьи, тяжело отпускать дорогих людей тем более так далеко. Куда хоть поедите, скажешь?

— Я оставлю адрес, конечно.

— Зоя, ты большая молодец, мне у тебя ещё многому учиться, столько мудрости и самоотверженности в твоих глазах. Пусть все сбудется у тебя, ты этого заслужила.

— Спасибо, Инна, за добрые слова, я буду скучать, — две женщины ещё долго сидели на кухне, плача и смеясь, погружаясь в длинные истории из своей жизни и просто молча, думая каждая о своём…

***

Самолёт катился по взлетной полосе набирая скорость, Инна с Игорем и маленьким Витюшей наблюдала за тем, как он плавно оторвался от земли и взлетел в вечернее августовское небо. То тут, то там зажигались яркие звёзды, озаряя их обратный путь домой.

— Ма-а-м, а мы когда так полетим? — спросил Витя

— Скоро, вот только папа закончит свои дела, — сказала женщина.

Автомобиль тронулся, Инна смотрела в окно на проплывающие пейзажи вечернего города, сколько она уже тут — около семи лет, за это время много чего произошло в ее жизни, и за этот опыт она, безусловно, благодарна.

Там, на вокзале, провожая Зою с Виталием, она увидела как эти двое смотрят друг на друга, что бы там не говорила племянница — все было написано у неё на лице, хотелось бы надеяться, что это именно тот мужчина, ее и ничей более. А малышка сделает их союз ещё крепче.

— Инн, ты хотела что-то сказать? — напомнил Игорь, поглядывая на жену.

— Я?! — не поняла было женщина. — А, да, хотела.

Она открыла сумочку и извлекла два небольших фото.

— Что это? — не понял мужчина.

— Это новая жизнь, которая зародилась под сердцем всего несколько недель назад, — ответила Инна, улыбаясь.

Игорь остановил автомобиль, все ещё всматриваясь в еле заметную точку на фотографии УЗИ.

— Спасибо…, — прошептал он привлекая к себе жену. — Спасибо тебе за все!..

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo