Все, Хитрости Жизни

Как простая киргизка стала мамой для 145 детей и отстроила православный монастырь

Поделиться ссылкой:

 

Гульнара Дагенбаева за свою жизнь пережила много сложностей — ей приходилось жить в детдоме, обеспечивать своих братьев без помощи взрослых, самой строить свою жизнь, карьеру, и теперь — она самостоятельно руководит детским домом. Без помощи государства, без больших спонсоров она стала мамой для более сотни местных ребятишек, тем самым спасая их от жизни на улице.

 

Мама и Сашка.

Мама и Сашка.

На самом деле родители Гульнары были довольно состоятельными людьми. Но когда девочке было всего восемь лет, ее отец скончался, а мать с больным сердцем положили в больницу. Гульнару и ее четырех братьев разделили и отдали по разным детским домам. Как позже выяснится, так сделали нарочно, чтобы забрать большую квартиру, в которой жила семья. Выбраться из детдома помогла Валентина Терешкова — как-то раз она приезжала в этот детсад, где была Гульнара, и девочка сунула ей в руку записку, где написала, что папа умер, мама в больнице, где братья не знает, но что она хочет жить дома — и адрес написала. Так, в 11 лет Гульнара вернулась с братьями домой.

 

Групповое фото на улице.

Групповое фото на улице.

Гульнара вспоминает, что страх снова остаться без дома был так велик, что она постоянно следила, чтобы ее братья были хорошо одеты — не дай бог кто подумает, что за ними никто не следит и их всех снова разлучат. А на случай, вдруг придет комиссия, Гульнара поставила на стол вазочку с конфетами, которые запретила мальчишкам есть. Конечно, они всё равно тягали сладости, и тогда девочка собирала и сдавала бутылки, чтобы снова купить конфет.

 

Дети из приюта в Киргизии.

Дети из приюта в Киргизии.

Еще до перестройки Гульнара закончил педвуз и стала преподавать в университете. А позже — занялась бизнесом: стала делать варенья и компоты и отправлять их в Якутию. Ей удалось сделать довольно неплохое состояние, когда случилась судьбоносная встреча. Как-то раз к Гульнаре подбежали дети лет 8-9 и попросили денег, а через некоторое время она увидела их, нюхающих клей. Женщина обратилась с этой проблемой к правительству Киргизстана, однако там никто не захотел связываться с этой проблемой.

 

Марат, Ильгиз и Катя.

Марат, Ильгиз и Катя.

Вот так и случилось, что Гульнара выкупила на собственные средства развалины на берегу Иссык-Куля, самого большого озера в Киргизии. Позже оказалось, что руины эти принадлежали Свято-Троицкому мужскому монастырю, при котором также некогда был детским приют, последним директором которого был родной дед Гульнары.

 

Зима. Снежная мама с детьми и Мадина.

Зима. Снежная мама с детьми и Мадина.

«Я думала, что буду продолжать бизнес, а для детей найму директора и буду обеспечивать детский дом сама, — вспоминает Гульнара. — Но те люди, которых я нанимала, обращались с детьми не так, как я бы хотела — повышали голос, наказывали. Мне пришлось управляться со всем самой, и в конце концов я рассталась с бизнесом».

 

За обедом.

За обедом.

Приют Гульнара назвала «Мээрим Булагы», что означает «Благодатный источник». Приемных детей она воспитывала вместе со своими родными детьми. Некоторых детишек к ней привозила администрация округа, других она сама находила. Так, она вспоминает ребенка, который жил один с парализованной бабушкой. Ему было всего 3,5 годика, и когда его нашли, малыш обгладывал кость вороны. «Были и воришки среди нас, были и токсикоманы среди нас, все было. Мы, общество, виновато в том, что с ними произошло это. А здесь они уже начинают чувствовать, что у них есть дом, мама, у них есть брат. Ребенок со всех сторон как-то защищен.

 

Подарок.

Подарок.

 

В «Мээрим Булагы» дети не делятся на национальности — Гульнара говорит, что рада всем. И если иногда так складываются обстоятельства, что мама вынуждена отдать своего ребенка в детдом, потому что нет денег или жилья, Гульнара предлагает помощь и маме — тогда их селят вместе. «Они ходят к нам питаться. Мы помогаем им. Самое главное, мы сохраняем семью».

 

Дети на улице.

Дети на улице.

Утратив дополнительную поддержку в виде своего бизнеса, Гульнара организовала свой быт и быт детей так, чтобы приют максимально мог сам себя обеспечивать. «Финансовой помощи от государства у нас нет. И я сразу тут взялась за сельское хозяйство. У нас все свое: картошка, мука, мясо, молоко, кефир, творог… все основные продукты, которые необходимы ребенку».

 

Дети «Мээрим Булагы».

Дети «Мээрим Булагы».

Помощь пришла от местного жителя: один из предпринимателей подарил детскому дому свой бизнес: пять построек и две скважины с горячей минеральной водой в курортной зоне. Сам этот предприниматель стал священником и вместе со своей дочерью помогает Гульнаре с детьми, а средства, полученные за бизнес в курортной зоне позволяет оплачивать коммунальные услуги.

 

Приют находится на берегу озера.

Приют находится на берегу озера.

На сегодня из приюта «Мээрим Булагы» выпустилось 145 детей, некоторые из них поступили в вузы, кто-то в семинарии, но нет никого, кто бы после этого приюта стал наркоманом или преступником. «Провожаешь его и плачешь. Радуешься и думаешь: ну всё — дело сделано!»

 

В приюте дети не скучают и живут дружной семьей.

В приюте дети не скучают и живут дружной семьей.

 

«Мээрим Булагы».

«Мээрим Булагы».

Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo