Все, Истории

Крымские оккупанты

Нужно признать реальность — Крым оккупирован. Причем давно и, кажется, навлечено. Наглые захватчики повсюду. У крымчан нет сил, да и желания сопротивляться оккупации… Но не все пропало, есть в этом у положительные моменты.

Полуостров кишит оккупантами, они наглые, они усатые, они пушистые. 

Имя им — КОТЫ.

В Крыму коты живут практически везде — у моря, в горах, во дворцах, парках, в офисах и магазинах. Котам у нас хорошо живется, кошкам тоже, не подумайте чего, я за гендерное равенство. Ой, ладно, я не про толерантность, а про котов.

loading...

Итак, повторюсь, кошакам здесь не плохо. Что не так?!

Во-первых, тепло почти круглый год. Зима? Да сколько её тут и не такаю уж она холодная.

Во- вторых, вечных врагов — бродячих собак почти нет. Спасибо властям полуострова.

В-третьих, щедрые туристы всегда делятся разными вкусняшками. Например — шаурмой. Насчет шарумы вы можете справиться даже у нынешнего президента соседней вражьей страны, он в ней, в шаурме, разбирается куда лучше, чем в политике.

В-четвертых, местные тоже не забывают практически при каждом предприятии — офисе, магазине и т.д. живет свой кот. Да что офисы, уличные продавцы тоже под кошачьей «крышей».

Крым теперь не должен ассоциироваться с «Ласточкиным гнездом»

 

Кстати, а кто, по вашему мнению, теперь является символом вернувшегося в Россию Крыма?

Кот!

Не верите? Ну а это вы видели?!

Вот, и не спорьте.

А кто, позвольте вас спросить, курировал возведение Крымского моста?

Кот Мостик. Его сам Путин погладил. Так что теперь он легенда. Что значить кто легенда? Оба они легенда.

Он и сейчас при деле, правда работы прибавилось нужно проследить, как там строиться железная дорога и еще за автодорогой глаз да глаз нужен.

Однако не нужно идеализировать, Крым он, конечно, хорош, но это не рай кошачий, за кусок хлеба (а тем более мяса и рыбки) и здесь нужно бороться.

Про домашних котов я молчу, они в «китекете» от хвоста до ушей. 

Не так плохо и кошакам что на довольствие уличных продавцов.

Особенно везет хвостатым «хозяевам» маленьких кафе и магазинов.

Целый день этот толстый магазино-кафешный рекитер лениво лежит в тени близрастушего дерева. Его, кажется, ничто не волнует на этом свете, ни толпа снующих туристов, ни шум проезжающих машин… он в нирване… растянувшись на жесткой земле, он ловит кайф… и только глаз из-под прикрытого века иногда поблескивает — нет ли по близости конкурента. 

 И не приведи Господи, если к «его» точке приблизится другой кот. Сонливость как рукой снимает, прыжок, шерсть дыбом, оскал и шипенье: «Брысь от сюда, это моЁЁЁЁЁ!».

Посягательство отбито, можно и дальше повалятся. И даже помурлыкать когда гладят дети и лениво отведать кусочек шашлыка, которым поделятся взрослые.

А когда придет он — голод, ну не голод, а время покушать, нужно встать, всласть потянуться, так чтоб все косточки размялись и неторопливо прошествовать к двери заведения. И ждать, ждать пока до этих тупых посетителей дойдет — кот не умет открывать дверь, его нужно пропустить.

«Офисные» и «магазинные» коты плевать хотели на посетителей, они проносятся мимо них тенью, они стремятся к своим благодетелям — клеркам или продавцам, ну продавщицам, не придирайтесь к словам. Совсем по другому ведут себя «кафешные» коты они шествуют по залу не торопливо, высоко подняв хвост, и при этом жалостливо заглядывают в глаза каждому гостю. На несчастной мордочке кота написано аршинным буквами: » Месье, же не манж па сис жур. Гебен мир зи битте этвас копек ауф дем штюк брод. Подайте что-нибудь бывшему депутату Государственной думы…».

Подают?

Нет.Не то слово. Делятся почти все.

А как можно не поверить этим голодным кошачьим глазам, ну и что что щеки как у хомяка — со спины видно и живот по полу, может это от голоду опух! Когда зал окучен, можно и на кухню прошмыгнуть за деликатесами.

Дворовым котам приходится хуже. Стабильности нет. Помойки они тоже все расписаны, все под «крышей», чужим там ходу нет. И на жильцов особой надежды нет, они озабочены работой.

Туристы тоже с утра на пляж или на экскурсию бегут, а вечером никакие, уставшие от моря, солнца и впечатлений еле ползут… а то, что котик голодный не все помнят!

Но наш «дворовый» кот никогда не был голодным. В отличие других бездомных, слабых, худых и беззащитных, он имел толстые наеденные бока и откровенно радовался жизни.

Почему?

Он был умным и к тому же талантливым, он не читал Шекспира, он его прочувствовал и переиначил на свой лад «Жизнь — театр, а кошки в нем актеры».

Сценой для его душераздирающих спектаклей был обычный темный подъезд.

Жаркое южное слепит глаза… разморенные пляжем туристы с пакетами пляжных принадлежностей, лишней одежды и ЕДЫ на ужин вваливаются в полутемный тамбур…

Что они видят? Ничего. В глазах тьма кромешная. Шаг вперед и дикий вопль несчастного кота!

— О боже, мы задавили бедного кота! — вскрикивают туристы. — Прости нас Мурзик.

— Я не Мурзик, я умираю, но готов простить вас за кусочек… ну чего там дадите — Стонет умирающий кот.

Испуганные прохожие, видя страдания бедного животного, стараются компенсировать свою неосторожность каким-нибудь вкусным угощением.

Наивные, они даже не подозревали, что все это хорошо поставленная комедия. Услышав шаги кот, шел к двери. Когда дверь открывалась, он быстро шмыгал под ноги, подставляя свой зад под удар ноги. Со стороны это выглядело очень больно, о чем сигнализировали отчаянные вопли кота. Но на самом деле он умело изворачивался, а нога еле касалась кошачьего туловища.

На туристов, они жили в доме неделю, максиму две это действовало безотказно, а вот местные жильцы дома быстро раскусили актерскую игру кота… Поэтому зимой он не ломал комедию, а просто встречал их у порога и негромко мяукал: «Я типа голодный, туристов нет, как насчет покушать?»

Очаровательного хитрюгу и взяли на коллективные поруки. В качестве благодарности он распугал всех мышей в округе.

_____________

Как он там? Надеюсь что хоть у него все у него хорошо. Я-то давно не дома.

Так получилось.

_________________

Вот. Как-то так…

Виолетта Крымская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo