Все

Мужик ахнул и рухнул на колени всё подбирать, а баба плюхнула нам в спину: «Дуры! Чтоб вам родить и не разродиться!»

У меня была школьная подруга.

Собственно, она и сейчас есть, только видимся мы с ней не часто, живём в разных городах, но связь поддерживаем. В те годы мы обе учились, только я в родном городе, а она уехала за 800 км от дома. Мы скучали друг без друга.

Мужик ахнул и рухнул на колени всё подбирать, а баба плюхнула нам в спину: «Дуры! Чтоб вам родить и не разродиться!»

В июне месяце, после закрытия сессии, Мила (так зовут подругу) на поезде приехала в родной город. Я, забросив студенческие дела, побежала на вокзал встречать свою подружку.

Ох, и радости у нас было!

Мы обнимались, смеялись, болтали без умолку! А когда, наконец-то, первые эмоции схлынули, решили сесть в кафе и попить чаю.
В то время на вокзале было много торговых палаток и уличных кафешек под открытым небом.

Мы, скинули тяжёлые сумки с плеч, и сели в одно из таких заведений. Лёгкие пластмассовые столы и такие же стульчики.
Взяли чай и выпечку, сидим в прекрасном настроении, болтаем и уплетаем ароматную вкусняху. И вдруг к нашему столу (а это, всё таки, уличное кафе на вокзале конец 90-х гг) подходит пара, на вид бомжей.
Мужчина и женщина. Осунувшиеся, синюшные лица, грязная, дурно пахнущая одежда… и, не обращая на нас никакого внимания, начинают из карманов выгребать на стол мелочь, мусор и всякое прочее барахло…
Мы с Милкой жевать и ржать перестали, уставились на них. Через минуту справившись с шоком, Мила начала возмущаться. «Товарищи» проигнорировали и продолжили заниматься своим делом(явно что-то искали в своих карманах).
Беспомощно оглянувшись по сторонам в поисках поддержки или помощи, мы поняли, что лучше для нас будет пересесть в другое место или вообще уйти.

Мы встали (Милка ругаясь), взяли сумки и стаканчики с чаем и вознамерились уйти. Я, уходя, в самый последний момент, с досадой и чувством презрения слегка пнула ножку стола ногой… Стол, как я уже писала, был пластмассовым и лёгким. От моих действий он сдвинулся и всё содержимое этих «гостей» полетело на землю.
Это сейчас, по прошествии многих лет, я понимаю, что мы так делать не имели морального права. Не важно, кто и в каком социальном статусе, были эти люди. Мы отвечаем за свои реакции, слова и действия. Можно было поступить иначе. Можно. Но.. но… мы же такие няшные, а тут какие-то бомжики…
Короче, мужик ахнул и рухнул на колени всё подбирать, а баба плюхнула нам в спину: «Дуры! Чтоб вам родить и не разродиться!»
Прошло несколько лет. У Милы при родах умер ребёнок. Двух последующих детей Мила носила и рожала под наблюдением врачей, все беременности были трудными и тяжёлыми.
Я со своей единственной беременностью попала в реанимацию.
Пролежала в коме десять дней. Сына спасли. Но вот детей у меня больше не будет никогда.

Источник →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo