Все, Истории

«Няня». Рассказ

Алёна

— Алёна, Вы сможете сегодня задержаться? У меня дела, а Наталья ещё не прилетела, рейс перенесли, погодные условия…

— Конечно, Руслан Сергеевич, не оставлю же я девочек одних.

loading...

Алёна мило улыбнулась. Ей нравился этот серьёзный мужчина, отец её подопечных, Марины и Дарины.

Сестрёнки-погодки были ещё совсем маленькими, одной два, а другой – три года, но их мама уже вышла на работу, оставив дочерей на молоденькую няню.

Алёна сама не понимала, как ей так повезло. Она попала в дом обеспеченных людей без рекомендаций и опыта работы, просто каким то чудесным образом. А вернее, благодаря самим сестрёнкам, они оценили новую няню сразу, когда та только ещё пришла на собеседование.

— Алёна, перестань, пожалуйста, называть меня по имени-отчеству, я чувствую себя дряхлым стариком в такие моменты.

Руслан подмигнул няне и удалился. Ему, действительно, было не больше тридцати на вид, но девятнадцатилетней Алёне он и, правда, казался взрослым и умудрённым опытом. Каким же ещё мог быть человек, который в этом возрасте имел стабильный процветающий бизнес в сфере торговли?

Маму девочек Алёна видела всего несколько раз. Она тоже была предпринимателем, но её направлением был туризм. Нет, она не просто продавала путёвки, она разъезжала по миру и заключала контракты с разными отелями, чтоб потом продавать их услуги своим клиентам.

Дом супругов был роскошен: дорогая мебель в огромных комнатах, обалденный качественный ремонт… Алёна потеряла дар речи, когда впервые пришла сюда и, возможно, не прошла бы собеседование от стеснения в непривычной обстановке, но дети появились в самый подходящий момент, и потенциальная няня просто стала с ними играть.

Марина и Дарина увлечённо слушали девушку, выполняли задания, повторяли стишки и потешки, которые говорила им Алёна, радостно смеялись. Наталья наблюдала за этим со стороны и сразу приняла девушку на должность няни, даже не спросив рекомендательных писем. Для мамы малышек главным было то, что молодая няня понравилась её детям.

Устроившись на эту работу, кстати, очень даже высокооплачиваемую, Алёна понимала, что это дар Божий, ведь ей очень нужны были деньги… Ситуация в её семье была критическая и на зарплату обычного продавца было не справиться.

Несколько лет назад не стало отца Алёны. Всегда положительный и ответственный Степан оставил семью в самом расцвете лет. Мама Алёны, Таисия, очень переживала, она не знала, как будет жить без мужа. Одна, с дочкой-подростком и ипотекой, привыкшая жить за мужем, как за стеной и опорой, Таисия быстро стала терять здоровье, ведь чтоб справиться с финансовыми проблемами, ей пришлось работать чуть ли не круглосуточно.

Алёна с детства мечтала стать журналистом. Родители обещали ей, что если она будет хорошо учиться и слушаться, то поедет учиться по выбранной специальности в Москву. Вот и после потери мужа, Таисия не хотела нарушать данного обещания, трудилась, трудилась, трудилась…пока не получила инвалидность.

Когда Алёна училась в одиннадцатом классе матери стало совсем плохо, она перестала ходить на работу, перевелась в «надомницы», на лёгкий труд, чтоб иметь возможность зарабатывать хоть какие то копейки, которых с трудом хватало на еду и оплату ипотеки.

Вместо того чтоб готовиться к вступительным экзаменам в столичный вуз, Алёна штудировала объявления о работе. С золотой медалью её без экзаменов взяли на заочное отделение местного педагогического вуза, теперь нужно было найти работу, чтоб помочь больной матери выкарабкиваться из финансовых проблем…

Роман

Алёна с удовольствием и большим энтузиазмом работала няней. Конечно, хорошая оплата труда стимулировала, но девушке ещё и очень нравилось заниматься с детьми. Она мечтала, что когда-нибудь в будущем и у неё самой непременно будут детки.

Отец девочек каждый день приезжал домой обедать или просто за какими-нибудь бумагами, с ним у Алёны быстро сложились дружеские отношения. Девушка считала, что именно таким должен быть идеальный муж: в меру серьёзный, но с чувством юмора, приятный внешне и умный, предприимчивый и ответственный.

Алёна даже где то в глубине души немного завидовала Наталье, ведь таких мужчин – единицы… Через полгода работы в этом доме, няня стала ловить себя на мысли, что не равнодушна к отцу своих подопечных, но старалась гнать от себя такие мысли, думать ей нужно было совсем о другом.

Несмотря на дорогостоящие лекарства маме Алёны становилось хуже, она слегла и больше не могла работать. Вся финансовая ответственность полностью легла на молоденькую дочь.

Девушка часто грустила, думая о будущем: она очень боялась остаться одна, если мама вдруг совсем не поправится. Печаль в глазах няни дочек однажды заметил Руслан Сергеевич.

— Алёна, что с тобой? Куда делся блеск твоих красивых глаз? О чём ты грустишь?

Алёна лишь смотрела на мужчину глазами полными слёз и ничего не говорила. Она знала, что если будет жаловаться, то Руслан будет предлагать помощь, в том числе материальную, а она не может и не хочет принимать её, чтоб потом не чувствовать себя в долгу.

Вглядываясь в глаза девушки в ожидании ответа, Руслан Сергеевич, как-будто невзначай, положил руку ей на плечо и немного притянул к себе. Алёна казалась ему настолько красивой в этот момент, что он не удержался и прикоснулся к её щеке… Затем последовал поцелуй, которому Алёна не противилась.

Всё это случилось вечером, когда, уложив Марину и Дарину, Алёна уже собиралась уходить домой и прибирала игрушки после рабочего дня. Но, волею судьбы, после поцелуя, вечер плавно перешёл в ночь, домой Алёна вернулась только глубоко за полночь.

Она ругала саму себя за связь с женатым мужчиной, за то, что теперь не сможет смотреть ему в глаза, а его жене тем более… Но бросать работу из-за минутной слабости возможности не было, утром Алёна снова пошла в дом Руслана.

— С добрым утром!

Руслан нежно обнял Алёну за талию, когда та уже варила девочкам кашу на завтрак. По её коже пробежали мурашки от прикосновения мужчины, с которым она провела вчерашний вечер. Как же это хорошо, чувствовать себя слабой и беззащитной рядом с ним! Но он занят и все мечты о чём то, кроме мимолётного романа, бессмысленны…

Роман оказался не совсем мимолётным, а довольно длительным. Почти полгода у Алёны и Руслана были отношения, а потом случилось так, что девушка забеременела…

— Руслан, я жду от тебя ребёнка…

Алёна не стала тянуть и сразу рассказала возлюбленному о беременности. Она не знала, что делать, но и врать не умела. Случилось то, что и ожидала Алёна. Руслан долго задумчиво молчал, а потом хладнокровным тоном заявил:

— Извини, Алёна, ты уволена…

Потом мужчина достал из бумажника стопку крупных купюр и добавил:

— Я думаю, ещё можно что-то исправить, сходи в консультацию…

Алёна, еле сдерживая слёзы, взяла деньги и вышла из кабинета Руслана. Она долго прощалась с девочками, потому что успела полюбить их и понимала, что больше никогда не увидит.

Покидая дом, няня несколько раз оборачивалась, всё пытаясь запечатлеть в памяти то место, где ей было так хорошо. Она осознавала, что за свой подлый поступок потеряла возможность хорошо зарабатывать, видеть любимых девчушек и Руслана. А главное, Алёна не знала, как она теперь будет заботится о своей маме, денег у неё было не много, да и беременность прерывать она не собиралась…

Помоги

Каждую ночь Алёна тихонько плакала в подушку, представляя каким ударом будет для матери её беременность, когда начнёт расти живот.

К счастью, или наоборот, судьба уберегла больную Таисию от этого. Женщина стала совсем плоха и находилась в состоянии прострации, не узнавала даже собственную дочь.

Был только один вариант спасти мать Алёны – операция. Но бесплатных квот не было, вернее они были, но очередь, которую нужно было подождать, двигалась очень медленно, у женщины не было столько времени. Тогда Алёна решилась на отчаянный шаг.

Однажды утром, скрыв округлившийся живот просторной курткой, девушка отправилась к Руслану. Как больно ей было снова видеть этот дом…но больше всего Алёна боялась, что девочки уже проснулись, она не хотела встречаться с ними, для неё это было очень тяжело, она скучала…

— Алёна?

— Руслан Сергеевич, извините…мне просто не к кому больше обратиться…

Алёна боялась, что Руслан сейчас просто прогонит её и всё, но должна была попытаться, это был единственный шанс на спасение жизни матери.

Было заметно, что Руслан нервничает и пытается не смотреть Алёне в глаза: возможно, совесть его всё же мучила за то, как он обошёлся с ней. Но сейчас это было уже не важно.

— Руслан Сергеевич, моей маме стало гораздо хуже…она не дождётся квоты на бесплатную операцию…прошу, помогите…я всё верну…

Алёна смотрела на мужчину глазами, полными слёз, он же в свою очередь, не поднимая взгляд, просто спросил:

— Сколько?

Алёна назвала сумму.

— Хорошо. Я перечислю тебе на карту, куда переводил твою зарплату.

— Не надо на карту…вот, сразу в клинику, если можно…

Алёна протянула Руслану листок с реквизитами, в этот момент их взгляды, наконец, встретились. В глазах мужчины была тоска. Алёне даже на минуту показалось, что вот сейчас он обнимет её, поцелует и всё будет, как прежде…возможно, и сам Руслан в этот момент думал о том же, но ничего такого не случилось.

— Спасибо, большое! Я всё верну…чуть позже…

Алёна бесшумно спустилась по лестнице. Она слышала, что проснулись и громко разговаривают в столовой её бывшие подопечные Марина и Дарина. Нужно было как то проскочить незамеченной мимо дверного проёма.

Но Алёне вдруг очень захотелось понаблюдать за девочками, хотя бы издалека, хотя бы одну минутку…

Она спряталась за дверью и стала смотреть, что происходит в столовой. Новая няня была возрастной женщиной с роскошной рыжей копной волос…»домоуправительница» и «домомучительница» Фрекен Бок…по-другому не назовёшь…

Женщина строго что-то говорила сестрам, но, ни старшая, ни младшая её не слушали, кашу есть категорически отказывались, что-то выкрикивали и выглядели очень несчастными. Алёне хотелось выскочить из своего укрытия на помощь любимым девчушкам.

Но это был бы огромный стресс для детей, поэтому Алёна сдержала свой порыв. Эмоции выплеснулись наружу потоком слёз сразу, как только девушка покинула дом.

Снова и снова приходило осознание критичности её положения из-за той ошибочной минутной слабости, которую она себе позволила, связавшись с Русланом.

Отчаянный поступок

Деньги на счёт клиники поступили от Руслана быстро, но сразу сделать операцию Таисии не удалось, появились проблемы с давлением. Алёна отвезла мать в стационар и с тревогой каждый день навещала её.

— Девушка, да не беспокойтесь Вы так! Здесь – не дома, мы сделаем всё, чтоб состояние Вашей матери улучшилось, подготовим её к операции. А Вам, насколько я вижу, нервничать вообще нельзя.

Лечащий врач Таисии, Анна Васильевна, была очень доброжелательной женщиной и разговаривала с Алёной спокойно, вселяя надежду на лучшее. Но не только об операции думала девушка. Её заботило то, что будет после.

Скоро уже нужно было уходить в декрет. Зарплаты продавца, которым она сейчас работала, едва хватало на оплату ипотеки. А после операции нужно будет покупать лекарства, не говоря уже о расходах на малыша.

Алёна понимала, что на седьмом месяце беременности найти другую работу просто невозможно. Иногда, на девушку накатывала истерика, она всё чаще и чаще думала о том, что ей придётся отказаться от собственного сына. Да, она ждала мальчика, так показало УЗИ…

На нервной почве Алёна стала ощущать боли в области живота. Визит в консультацию закончился срочной госпитализацией. Девушка пролежала в стационаре почти месяц, но сохранить беременность до конца так и не удалось. У ребёнка возникли проблемы с кровотоком…

Алёна не знала, что ей делать. Где то там, в другой больнице её маме уже сделали операцию… А она, дочь, не могла даже навестить её. Хоть Анна Васильевна и уверяла Алёну по телефону, что всё прошло хорошо и медперсонал ухаживает за Таисией, сердце дочери всё равно рвалось туда.

Операция путём кесарева сечения была назначена на определённый день. Накануне Алёна подошла к своему доктору и, глядя в пол, попросила:

— Марина Николаевна, сделайте мне, пожалуйста, общий наркоз, мне нельзя видеть ребёнка… Я вынуждена буду отказаться от сына… Не судите, умоляю… Я не смогу вытянуть всё одна…у меня мама тяжело больна…долги по ипотеке…

Марина Николаевна выполнила просьбу Алёны. Через пять дней после операции, девушка в слезах вышла из роддома одна… Она даже не знала, здоровым или нет родился её сын на сроке семь с половиной месяцев беременности.

Душу Алёны разрывали угрызения совести, но она, собрав всю волю в кулак, поспешила к маме. Только увидев её в сознании и достаточно хорошем самочувствии, дочери стало чуть-чуть легче.

— Алёна, доченька… Ты поправилась? Как хорошо! Анна Васильевна сказала мне, что тебе аппендицит вырезали?

Как давно Алёна не разговаривала с мамой! Как приятно было ей слышать её голос и понимать, что ей действительно стало лучше. Девушка мысленно благодарила Руслана за помощь, а вслух постаралась как можно спокойнее ответить:

— Да, мамочка, всё уже хорошо, только шов побаливает…

Алёна держала руку Таисии, и пыталась бороться с накатывающими то и дело слезами. Одна часть её души начинала успокаиваться, другая же, наоборот, всё больше и больше наполнялась страданиями о брошенном сыне.

Никита

Таисию выписали домой. Но Алёна с каждым днём всё больше и больше впадала в панику. Денег не было от слова «совсем»… Пока девушка лежала на сохранении, магазин в котором она работала, закрылся. Срочно пришлось искать работу. Выбор был небольшим, пришлось выйти туда, куда быстро пригласили после собеседования.

Теперь Алёна торговала цветами в уличном киоске. Зарплата была мизерная, потому что торговая точка находилась не на том месте, где можно было получать хорошую прибыль. Несчастная девушка судорожно думала и искала по объявлениям, куда бы отсюда уйти.

Но за два месяца больше ничего более стоящего найти не удалось. Алёна просрочила уже несколько платежей по ипотеке и готовилась к визиту в суд… Звонок Руслана очень удивил её…

Loading…

— Алёна, срочно нужна твоя помощь!

— Что-то с девочками?

— Да. С ними не может справиться ни одна няня, просто караул какой то! Если можешь, вернись…

Недолго думая, Алёна дала положительный ответ. Уже на следующий день она «летела» в дом Руслана и Натальи. Все свои чувства и обиды пришлось задвинуть в «дальний угол», это был единственный шанс на то, чтоб выбраться из финансовой топи.

Марина и Дарина сразу узнали Алёну и стали что-то громко и эмоционально рассказывать.

— Боже, как вы выросли, сладкие мои!

Алёна, не скрывая слёз, целовала и обнимала своих подопечных. Руслан же стоял рядом и наблюдал за этой трогательной встречей. Потом мужчина сказал:

— Алёна, я не предупредил тебя кое о чём… У нас прибавление… Справишься с тремя? Я увеличу оплату вдвое…

Алёна отвлеклась от девочек и с недоумением посмотрела на Руслана. Какой молодец, везде успел, и жене тоже ребёнка сделал! Но было не время судить, увеличение зарплаты было очень кстати, это позволит быстрее расплатиться с долгами.

— Конечно, справлюсь! Знакомь!

Алёна уверенно шагнула в сторону детской вслед за Русланом.

— Вот. Это Никита. Ему всего месяц доходит.

В уютной детской кроватке мирно сопел новорожденный мальчик. Сердце Алёны сжалось до боли… Никита был очень похож на своего отца, вот только нос не его…и не Натальи, а как-будто её собственный… Алёна на несколько секунд закрыла глаза, чтоб избавиться от параноидальных мыслей, навеянных недавними родами… Вслух она только и смогла сказать:

— Какой милый малыш!

— Ну, всё, работай, я уехал.

— А Наталья?

— Натальи нет, она в отъезде.

— Как, так скоро после родов?

— Ну, да, ты же знаешь, что значит для неё работа…

Алёна знала, но не понимала этого. Ах, если б тогда, после родов, она могла бы заглянуть в будущее и узнать, что будет снова работать на высокооплачиваемой работе, то ни за что не отказалась бы от собственного сына в роддоме… Но время вспять не повернуть…увы…

Теперь Алёна весь свой нерастраченный материнский инстинкт могла выплеснуть на маленького Никиту. У неё очень ловко получалось менять подгузники, кормить и купать младенца. А сколько удовольствия доставляли Алёне, Марине и Дарине прогулки с маленьким мальчиком! Девочки наперебой катали коляску и пытались играть с совсем ещё крошечным братиком.

Всё стабилизировалось: Алёна погасила долги, её мама шла на поправку, только вот в Никите няня так и продолжала видеть свои черты. Она не знала, как с этим бороться. Порой Алёне казалось, что она сходит с ума, потому что очень любит этого чужого мальчика, наверное, так, как любила бы своего родного сына…

Слёзы

Таисия почувствовала себя настолько лучше, что начала вставать, пока дочь была на работе. Она делала сначала всего несколько шагов, опираясь на мебель, потом потихоньку начала доходить до кухни и туалета. Радостная мать держала в тайне свои успехи, хотела, чтобы Алёна увидела её уверенно стоящей на ногах.

Однажды днём Таисия была полна сил, как никогда раньше за последнее время, и решилась спуститься вниз, на улицу, чтоб встретить дочь у подъезда и удивить её. У матери это получилось…но, увы, не совсем так, как хотелось…

Лестница не покорилась Таисии, атрофировавшиеся мышцы ног не выдержали нагрузки, женщина упала и сильно ударилась…Алёна приехала после звонка соседки, но было уже поздно…несчастная девушка потеряла мать, за жизнь которой она так долго и тяжело боролась…

— Мамочка…что ты наделала…зачем, зачем ты встала? Зачем вышла в подъезд?

Алёна рыдала, отказываясь верить в произошедшее. Перед глазами всплывали картины прошлого, когда мама была ещё совсем молодая, когда отец ещё был с ними…новогодние праздники, дни рождения, поездки на дачу, все тогда ещё были вместе и счастливы…

Сердце девушки разрывалось от боли, мысли о тщетности всех усилий угнетали, а ещё больше душа болела о сыне… Сейчас уже было невозможно найти его…невозможно что-то изменить…

Алёна даже не могла разговаривать ни с кем, поэтому просто написала Руслану смску о том, что не сможет выйти на работу несколько дней, указав причину. Работодатель отнёсся к горю девушки с пониманием.

Но дома Алёна тоже находиться не могла. Стены давили, всё вокруг напоминало о маме. А ещё Алёна очень скучала по своим подопечным, особенно по Никите. На четвёртый день она не выдержала и отправилась в дом Руслана. Но и там всё было не радостно.

Марина и Дарина с рёвом бросились к няне. Алёна никак не могла успокоить детей, Руслан, мрачный, как грозовая туча, объяснил причину.

— Наталья…её больше нет…она не говорила мне, что лечится в Германии…всё произошло в тот же день, что и у тебя, только поздно вечером…я не понимаю, зачем она обманывала меня…наверное берегла, поэтому не говорила про свой диагноз… А я…я даже не замечал ничего, потому что она специально редко приезжала домой…

Алёна впервые увидела мужские слёзы. Руслан плакал, плакал по-настоящему. Девочки затихли, глядя на отца, зато из детской подал голос Никита. Алёна бросилась к нему.

Вынув малыша из кроватки, няня крепко прижала его к себе и не смогла сдержать слёз, эмоции переполняли её: было жалко маму, своего сына, дочек Натальи и Руслана, Никиту, саму себя…

Руслан стоял в дверях и наблюдал за этой картиной. Марина и Дарина, прижавшись к отцу тоже смотрели на Алёну и молчали.

Девушка успокоилась также резко, как и начала рыдать. Она повернулась к Руслану и тихо спросила:

— Можно я останусь у вас на несколько дней? Мне очень одиноко и страшно дома одной…

Руслан кивнул.

— Конечно. Я понимаю тебя. Всем вместе нам будет легче всё пережить.

Алёна осталась в доме Руслана, но не на несколько дней, а на целых два месяца, а потом случилось то, что снова перевернуло всю её жизнь…

Судьба

Алёна и Руслан старались больше не говорить о том, что случилось. Жизнь шла своим чередом, но каждому из них было гораздо легче справляться с тоской и печалью, зная, что рядом есть человек, который тебя понимает.

— Алёна, зайди, пожалуйста, ко мне в кабинет, когда освободишься…

В этот вечер Руслан приехал домой гораздо позже обычного. Девочки уже ужинали, Алёна кормила маленького Никиту.

— А ужин?

— Нет, я не буду, в ресторане на деловой встрече поужинал.

Руслан скрылся за дверью кабинета. Алёна спокойно докормила мальчика, дождалась когда он уснёт, искупала сестрёнок перед сном, прочитала им сказку и отправилась в кабинет.

— Извини, что так долго, ты знаешь, что после ужина мы очень заняты с детьми.

— Ничего, садись.

Алёна села напротив Руслана. Он показался девушке каким то слишком серьёзным сегодня. Даже складка на лбу говорила о том, что мужчина находится в сильном напряжении. Алёну напугали эти признаки, она даже не предполагала, о чём они будут разговаривать сейчас.

Руслан долго копался в ящике стола и, наконец, достал что-то и положил это на стол перед Алёной. Это была коробочка, в которой находилось красивое кольцо с бриллиантом.

Алёна смотрела то на кольцо, то на Руслана, который продолжал молчать.

— Что это значит?

Мужчина вздохнул.

— Извини…всё не так просто, как я думал… Это моё предложение тебе, но сначала я должен тебе кое-что рассказать.

— Слушаю…

Алёна была заинтригована. Прошло уже больше года с тех пор, как закончился их с Русланом роман, а тут вот раз, и предложение… Интересно!

— Алёна, в первую очередь, я хочу попросить у тебя прощения за тот свой поступок. Несомненно, я виноват, но у меня были причины… Понимаешь, у нас с Натальей был брачный контракт, условия которого я нарушил. Всё, что я имею, и имела она сама – это не наша заслуга, а родителей Натальи.

Так вот, согласно брачному контракту, за связь с другой женщиной я лишился бы всего…но не это самое страшное, ещё там было прописано, что по этой же причине я не смогу больше никогда видеть своих детей…

Извини, что я предпочёл двух рождённых детей, одному не рождённому…

Алёна внимательно смотрела на Руслана, а слёзы неуправляемо текли из её глаз.

— Но ты послал меня на прерывание…а это…это…огромный грех…

— Алёна, у меня не было выбора! Прости!

— Ты думал только о себе! О своих деньгах, бизнесе, семье и детях! Почему ты не подумал обо мне, о нашем сыне, о моём здоровье, о душевной боли, в конце то концов!

Алёна не кричала, она просто старалась выразить свою мысль как можно лучше, но Руслан прервал её, продолжив рассказ.

— Подожди, не кипятись… Я знал, что ты не пошла в консультацию. Я видел твой живот, когда ты приходила ко мне за деньгами на операцию матери…Я всё знаю…

Руслан на несколько секунд остановился, а по телу Алёны пробежала дрожь.

— Наш сын родился недоношенным…Он даже двое суток был на искусственной вентиляции лёгких, но потом всё обошлось, мальчик быстро шёл на поправку… Тем не менее, в больнице он пробыл целый месяц…

Алёна беззвучно рыдала, слушая Руслана. Она не понимала зачем он ей это всё рассказывает, чтоб упрекнуть в том, что она отказалась от собственного ребёнка? Поступила ещё хуже, чем он в начале всей этой истории?

— А потом, наконец, он оказался дома, в семье… Но он не чувствовал себя там на своём месте, постоянно плакал, беспокоился, пока не встретился со своей родной, биологической мамой…

Алёна вообще не понимала, о чём говорит Руслан, она только ревела уже в голос и навзрыд.

— Алёна, успокойся! Всё хорошо! Наш сын Никита с нами, он здоров!

Осознание вдруг пришло к Алёне, она встала с места и бросилась в детскую. Никита на самом деле был её родным сыном! Это была не паранойя, мальчик на самом деле был похож на свою родную маму. Алёна осторожно поцеловала маленький носик, выключила ночник и вернулась в кабинет.

— Руслан, я была вынуждена…

Мужчина взял Алёну за руку и слегка сжал её.

— Я знаю… я понимаю тебя… как видишь, судьба расставила всё по своим местам…нам суждено быть вместе…Так что? Ты выйдешь за меня?

— Подожди…а что Наталья?

— Наталья была чудесной женщиной! Я сказал ей, что это ребёнок моих давних друзей, которые погибли, она была не против усыновления, тем более, как мы уже знаем, тогда у неё были свои проблемы…

Алёна задумалась, но решила не испытывать судьбу вновь и дала ответ:

— Руслан, я согласна…я согласна стать матерью своему родному сыну… Спасибо тебе за то, что ты исправил не только свою ошибку, но и мою… спасибо…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo