Все, Хитрости Жизни

О чём шутили граждане Третьего Рейха: Еврейские анекдоты, шутки оппозиции и разрешённый юмор

Поделиться ссылкой:


Даже в самые страшные времена люди находят повод пошутить. За двенадцать лет существования нацистской Германии её граждане придумали десятки политических анекдотов. Некоторые забавны и сейчас.

Дозволенные шутки

Далеко не за каждый политический анекдот в Третьем Рейхе хватала полиция, вопреки популярному мифу — но и не каждый политический анекдот придумывали оппозиционеры. Зачастую обывателя устраивал курс правительства и он не видел связи между воплощением этого курса и отдельными ежедневными неприятностями. И наоборот, для тех, кто страдал от режима или ненавидел его за чужие страдания, шутка была способом пережить колоссальный стресс или сохранять остатки достоинства.

Вот, например, анекдоты, которые спокойно могли звучать с эстрады в кафе.

«Две самые короткие книги в мире: «Вкусные английские блюда» и «Современные победы итальянской армии». — Так немцы смеялись над собственными союзниками. Казалось, Третьему Рейху такой позор на полях сражений не грозит.

«Деревенская старушка просит школьного учителя показать ей на глобусе Великую Германию. Учитель пальцем обводит Европу: «Видишь?» — «Да», — отвечает старушка. «А вот это маленькое пятнышко тут – это и есть Великая Германия!» — многим казался излишним пафос, разлитый в СМИ.

«Гёринг недавно добавил стрелу к наградам на своей груди: продолжение следует на спине!». — Этот анекдот был посвящён привычке Гёринга появляться увешанным наградами, большая часть из которых была почётными, а не боевыми.

«Плакат общественного фонда помощи бедным гласит: «Нельзя позволить людям страдать от холода». Прочитав, рабочий говорит приятелю: «Видал, теперь нам даже это запретили!» — Так высмеивались объявления о всё новых ограничениях.

«Геббельс докладывает Гитлеру, о готовности к митингу:
— Мой фюрер, 8 тысяч штурмовиков ждут ваших распоряжений внутри зала, и 8 тысяч снаружи, итого – 88 тысяч штурмовиков ждут Вашего приказа.» — Геббельс не пользовался народной симпатией, и информации, которая звучала из его уст, не доверяли даже убеждённые нацисты. Приписки, преувеличения, передёргивания были заметны каждому. Правда, не каждый догадывался, насколько велика бывала ложь.

Немецкое большинство, разделявшее нацистскую идеологию, верило, тем не менее, не всему, что говорила официальная пропаганда.

Немецкое большинство, разделявшее нацистскую идеологию, верило, тем не менее, не всему, что говорила официальная пропаганда.

«В Голландии немецкие офицеры заметили, что голландцы приветствуют друг друга «Хайль Рембрандт!» вместо «Хайль Гитлер!» Когда одногоголланца спросили, почему это он использует приветствие «Хайль Рембрандт!» вместо «Хайль Гитлер!», голландец ответил: «Понимаете, у нас тоже есть великий художник».

А вот этот анекдот был даже верноподданическим:

«У англичан столько самолётов, когда они в воздухе, не видно неба. У французов столько самолётов, что не видно солнца, когда они в воздухе. Но когда Герман Гёринг поднимает в воздух немецкие самолёты — птицам приходиться ходить пешком по земле.»

Герман Гёринг.

Герман Гёринг.

Еврейские анекдоты

Анекдоты, которые рассказывали евреи, были анекдотами на краю могилы, и многие рассказчики это понимали. Юмор в них отличается мрачностью, он не был рассчитан на смех вообще, хотя часто содержали мрачную надежду.

«Адольф Гитлер, Герман Гёринг и Йозеф Геббельс сидят в ресторане. За соседним столиком они видят интересную женщину и принимаются спорить, арийка она или еврейка. Геббельс собирается поставить точку в споре. Он присаживается за столик к даме и спрашивает: «Знаете ли вы, когда у евреев самый большой праздник?» — «Когда вас троих не будет на этом свете».

Еврейская женщина на рынке.

Еврейская женщина на рынке.

 

«Два еврея ждут расстрела, и вдруг им сообщают, что в последний момент способ казни был заменен на повешение. Один из приговоренных поворачивается к другому и говорит: «Гляди-ка, у них закончились патроны!»

«Швейцарец, приехавший в гости к еврейскому другу, живущему в Третьем Рейхе, спрашивает его:
— Ну и как тебе живется при нацистах?
— Как глисту, — отвечает тот. – Каждый день я, извиваясь, прокладываю себе путь сквозь коричневую массу и жду, когда меня исторгнут из организма прочь».

Даже такая действительно остроумная шутка заставляет с ужасом задуматься, что сделал боец с евреем после такого дерзкого ответа:

«Боец SA пытается спровоцировать еврейского мужчину:
— Эй, еврей, ну-ка скажи, кто виноват в том, что мы проиграли [Первую мировую] войну?
— Еврейские генералы, конечно же! — отвечает тот.
— Хорошо, хорошо! — говорит боец SA, удивлённый таким ответом. — Но скажи, у нас же вроде совсем не было еврейских генералов?
— У нас-то нет, зато у них были!»

Семейная пара со знаками, которые обязаны были носить евреи чтобы их, например, случайно не пустили в арийский магазин. Позже носителей этих знаков убивали.

Семейная пара со знаками, которые обязаны были носить евреи чтобы их, например, случайно не пустили в арийский магазин. Позже носителей этих знаков убивали.

Анекдоты от оппозиции

«Адольф Гитлер решил посетить сумашедший дом. Перед его визитом с пациентами проделали воспитательную работу. Придя в сумашедший дом, фюрер с удовольствием шёл мимо ряда людей с поднятыми в приветствии руками, пока не дошёл до человека, стоящего с руками по швам. «А вы почему не кричите Хайль Гитлер?!» — «А я не сумасшедший, я — санитар!» — Эта шутка кажется не такой уж смешной, когда вспоминаешь, что сделали нацисты с пациентами психоневрологических клиник.

«Истинный ариец должен быть белокурым, как Гитлер, высоким, как Геббельс, стройным, как Геринг и целомудренным, как Рем.»

«Вопрос: Гитлер, Геринг и Геббельс сидят в бункере. Если в бункер прямым попаданием ударит бомба, кто спасётся?
Ответ: Германия!»

Йозеф Геббельс.

Йозеф Геббельс.

«На пресс-конференции Геббельс говорит американскому журналисту:
— Если бы ваш Рузвельт завёл себе SS, как Гитлер, у вас бы давно уже не было никаких гангстеров!
— Точно так — они бы все служили штандартенфюрерами!»

Анекдоты, за которые, согласно одному из таких анекдотов, можно было получить два месяца в Дахау, часто вертелись вокруг прямого оскорбления правительства:

«Уинстон Черчилль — Рудольфу Гессу: вы — психопат!»
Гесс: ну что вы! Я его секретарь.»

«Гитлер в машине ехал по дороге где-то в сельской местности. Внезапно на дорогу выскочила свинья и шофёр не успел затормозить: свинья погибла. Гитлер приказал шoфёру разыскать владельцев свиньи и проинформировать их относительно случившегося. Шофёр ушёл. Через 2 часа он вернулся в стельку пьян и с корзиной различных вкусностей. Гитлер спрашивает его: «Что случилось?» Пьяный шофёр ответил: «Мой фюрер, я ничего не помню. Помню только, я зашёл в дом и сказал: Хайль Гитлер! Свинья мертва!».

«Немца, публично назвавшего Гёринга свиньёй, судят по двум статьям: оскорбление государственного чиновника и разглашение государственной тайны».

Этим детям предстояло вырасти и узнать, что ими оправдывали массовые убийства.

Этим детям предстояло вырасти и узнать, что ими оправдывали массовые убийства.

Более оскорбительная версия анекдота была у ненавистников режима про голландцев:

«В Голландии немецкие офицеры заметили, что голландцы приветствуют друг друга «Хайль Рембрандт!» вместо «Хайль Гитлер!» Когда одногоголланца спросили, почему это он использует приветствие «Хайль Рембрандт!» вместо «Хайль Гитлер!», голландец ответил: «Он, по крайней мере, рисовать умел».

Анекдоты под конец войны

Даже те немцы, что разделяли нацистские убеждения — основная масса обывателей — под конец войны стали пессимистично относиться к своему правительству, армии и будущему. Тем временем именно под конец войны власти стали преследовать за буквально любые политические анекдоты.

Вот шутка последних дней войны. «Как добраться от Восточного фронта к Западному? На трамвае.»

«Когда вы видите зелёный самолёт — это американские ВВС, когда вы видите коричневый самолёт — это британские ВВС, когда вы не видите ни одного самолёта — это Люфтваффе.»

«Один немец спрашивает другого:
— Чем займешься после войны?
— Возьму наконец отпуск и отправлюсь в путешествие по Великой Германии
— Ну, с утра понятно. А после обеда что будешь делать?»

Гитлерюгенд в плену.

Гитлерюгенд в плену.

«— Господин фельдфебель, питания на половину роты!
— Солдат кормить после атаки.» — здесь не только обшучиваются страшные потери немецкой армии, но и содержится скрытое обвинение в том, что они связаны с не слишком грамотным экономическим подходом: голодный солдат много не навоюет. Под конец войны о том, как и сколько воруют чиновники Третьего Рейха, говорили уже все. При этом речи о необходимости экономить народные запасы доносились из каждого громкоговорителя.

«Приходит человек, католик в церковь, к священнику и приносит ему радиоприемник и тот ему говорит: сын мой, а зачем радиоприемник? Тот говорит: падре, он должен покаяться, он очень много врал последнее время.» — анекдот 1944 года. 
Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo