Все, Хитрости Жизни

Почему читать книги трудно, а смотреть сериалы легко: что говорят ученые о цифровой зависимости

Все больше людей признаются, что не могут заставить себя читать. Им не хватает внимания, они не могут вникнуть в суть написанного, находят сверхсрочные дела после первых трех абзацев и без конца проверяют мессенджеры. Все это последствия цифровой зависимости. Разбираемся, откуда «растут ноги», к чему это может привести и что делать
 
Ответьте начистоту, если у вас есть немного свободного времени, вы прочтете умную статью с заковыристыми терминами или включите 20-минутный ситком? Скорее всего, второе. В лучшем случае, вы оставите статью в закладках, она какое-то время еще там поболтается, помозолит глаз, а потом вы хладнокровно избавитесь от нее с аргументами «истечение срока актуальности» и «потеря личного интереса к теме». Почему так происходит и есть ли в этом виноватые?

Деградация информации в соцсетях

Еще семь-восемь лет назад мы были способны справиться с гигантским лонгридом в ЖЖ. Блогеры того времени хотели делиться мнением в статьях, а у нас, в свою очередь, для их прочтения находилось время и личные мотивы. После того, как стал популярен Фейсбук, размер идеального для «переваривания» текста сократился. Основной задачей поста стало побуждение читателей к действию — поставить лайк, прокомментировать или перейти по ссылке. Чтобы добиться желаемого, пост должен быть понятным и лаконичным, а значит простым и коротким. Очередное внушительное урезание символов произошло с появлением Твиттера и формата «микроблогинга». Теперь стандартом текста стало сообщение из 140 знаков. А когда появился Инстаграм, текст в принципе утратил важность. На первое место вышла картинка, а подпись стала лишь дополнением. 

susan-yin-647448-unsplash.jpg

Первое, что приходит в голову — обвинить во всем компании, которые упрощали свой контент, каждый раз позволяя нам думать все меньше. А что, если платформы всего лишь улавливали тренды и адаптировались под современные реалии? 

«Инфоожирение» 

На смену «информационному голоду» пришло «информационное переедание». У пользователей появилась возможность выбора — а он продиктован мозгом, желающим извлекать все более простую информацию, награждая за ее потребление щедрой порцией дофамина. 

Контент-мейкеры стали соревноваться за внимание людей и производить продукт, который учтет потребности аудитории. Другими словами, они направили ресурсы на создание все более примитивных вещей, потому что знали, что мозг выбирает самое простое из самого простого. Так мы стали «переносчиками» цифровой зависимости с ее триггерами и продающими манипуляциями. 

В таких условиях мы перестали тренировать мышление. Стоит напомнить, что орган, который не используется, отмирает, а незадействованные связи между нейронами в мозге ослабевают. Как раз это и происходит в голове зависимого от интернета человека. В связи с этим врач-психотерапевт Андрей Курпатов вводит термин «информационная псевдодебильность», буквально обозначающий психическое расстройство, при котором происходит деградация мышления под влиянием гаджетов, из-за чего человек проявляет признаки клинической дебильности.

thought-catalog-688793-unsplash.jpg

Почему же так нам сложно читать? 

Американский социолог Элвин Тоффлер предложил термин, характеризующий способ мышления и донесения информации в цифровую эпоху — «клиповое мышление». Это склад ума, который воспринимает информацию вспышками, через быстро сменяющиеся и несвязанные по смыслу впечатления и образы, не требующие анализа и осмысления. Людям с клиповым мышлением комфортно среди мелькания информационных отрывков, но им сложно воспринимать большие однородные массивы информации и читать книги. 

Появление «клипового мышления» также связано с прогрессом: здоровый организм адаптируется к ускорению темпов жизни и увеличению потока информации, то есть приспосабливается. В этом контексте «клиповое мышление» — это защита мозга от передозировки. Обороняясь от назойливых факторов, он начинает действовать по короткому пути, больше работать с краткосрочной памятью, чем с долговременной, характерной для мыслительного процесса. Как результат, человек с «клиповым мышлением» неспособен работать с большими объемами данных, у него сумбурное рассеянное внимание, проблемы с концентрацией и постоянное перевозбуждение. 

radu-marcusu-498248-unsplash.jpg

Под этот режим мышления приспосабливаются развлекательные компании, создавая зрелищные кадры сериалов с частыми сменами локаций, легкими образами, готовыми и простыми идеями, не требующими воображения и анализа. Мозг вырабатывает дофамин, зритель получает удовольствие от просмотра и жаждет новых серий. 

Книга же не содержит спецэффектов, не говорит разными голосами, не оживает картинками и, что мучительнее всего для избалованного упрощенной информацией мозга, заставляет производить интеллектуальную работу. Чтение задействует сразу несколько сложных когнитивных функций: внимание, кратковременную и долговременную память, абстрактное и ассоциативное мышление. Мы не просто переводим знаки в смысл, мы одновременно размышляем над прочитанным, то есть запускаем еще более сложные процессы. Чем более глубокого осмысления или развитого воображения требует от нас текст, тем активнее приходится работать нашему мозгу. Дофамин падает, глубина чтения не достигается, интереса к сюжету не появляется, а соблазн закрыть книгу растет. 

Как это перебороть? Здесь главное — опыт и привычка. Учитесь просто договариваться с собой о необходимости чтения, удерживать внимание, абстрагироваться от гаджетов.

thought-catalog-470985-unsplash.jpg

Зачем это нужно?

Давая мозгу регулярные нагрузки, мы как минимум поддерживаем в рабочем состоянии нейроны (нервные клетки, из которых состоит серое вещество мозга) и зоны контакта между ними — синапсы. Если при этом мы получаем новую информацию, то это способствует созданию в мозге новых нейронных связей. 

Регулярно «включая» нейроны и синапсы в зонах мозга, задействованных в процессе чтения, мы поддерживаем их функции. В их числе — внимание и память. Именно они в первую очередь страдают в пожилом возрасте, если их не тренировать. Научные исследования доказали, что высокая вовлеченность в интеллектуальную деятельность в раннем и среднем возрасте в 2,5 раза снижает риск развития болезни Альцгеймера в старости. 

А еще в процессе чтения мы начинаем лучше понимать этот мир, людей, события, развиваем креативность, воображение и расширяем лексикон.

alfons-morales-410757-unsplash.jpg

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo