Все, Истории

«Смотрят косо. Зато я купила три квартиры и машину»: откровения суррогатной мамы, которая вынашивает уже пятого малыша

Жительница Новосибирска, у которой трое своих детей, рассказала, как решилась за деньги вынашивать чужих [видео, аудио]
АЛЕКСАНДРА БРУНЯ

Ольга решилаÑÑŒ Ñтать Ñуррогатной мамой, чтобы решить проблему Ñ Ð¶Ð¸Ð»ÑŒÐµÐ¼.

Суррогатное материнство — крайне щепетильная тема, дискуссии вокруг которой не стихают до сих пор. Вот и депутаты Госдумы подключились к обсуждению. Главный борец за нравственность Виталий Милонов предложил запретить суррогатное материнство и представил в экспертный совет Госдумы соответствующий законопроект. «Торговлю детьми необходимо пресечь», — считает Милонов. «Комсомольская правда» — Новосибирск» решила узнать, что это за работа такая — быть сурмамой. Обо всех тонкостях нам рассказала 35-летняя Ольга Патрина. Сибирячка, имеющая троих своих детей, вынашивает уже пятого ребенка для бесплодных пар.

«МУЖ СНАЧАЛА ВОСПРИНЯЛ В ШТЫКИ»

loading...

— Я рано вышла замуж — сразу после школы — и родила дочь. Мы жили у бабушки мужа, и все было бы нормально, если бы она не поделила потом квартиру на три доли. Все родственники начали ругаться из-за наследства, — рассказала «КП» — Новосибирск» Ольга Патрина. — Потом у нас родился второй ребенок. А в 2008 году грянул кризис, а мы к тому времени только институты окончили. Я — дипломированный юрист, муж работал автослесарем. Надо было как-то решать вопрос с жильем. Но ипотеку нам никто не дал бы. В том же году я по телевизору увидела сюжет про суррогатное материнство. На ус намотала и начала все выяснять, проходить обследования…

— А какая была реакция мужа?

— Сначала, как и любой мужчина, воспринял в штыки. Мало кто понимает, как проходит процедура. Врач подсаживает готовый эмбрион, но многие почему-то думают, что детей «делают» естественным путем. Я тогда согласилась: «Как скажешь. Нет так нет. Возьмем ипотеку на 30 лет и будем жить в хрущевке, в однушке, с тараканами, и пахать на нее всю жизнь». Вообще, со мной спорить тяжело. Как я сказала, так и будет. Муж просто смирился. Я же делаю все во благо семьи: и своей, и других людей. Сейчас муж, кстати, работает в нашей компании водителем.

Женщина честно рассказывает детям, как зарабатывает. Она объясняет, что малыш у нее в животе чужой и за то, что она помогает людям, ей заплатят. Фото: предоставлено Ольгой Патриной.

Женщина честно рассказывает детям, как зарабатывает. Она объясняет, что малыш у нее в животе чужой и за то, что она помогает людям, ей заплатят. Фото: предоставлено Ольгой Патриной.

РЕБЕНКА ПОСЛЕ РОДОВ НЕ ПОКАЗЫВАЮТ

— Чего обычно больше всего хочет биологическая мама?

— В первую очередь — оказаться на месте суррогатной. А вообще — дисциплины.

«После родов нам ребенка не показывают, это дополнительная привязка к нему»: откровения суррогатной мамы, которая беременна пятым чужим малышом. Радио «Комсомольская правда»-Новосибирск» (98,3 FM)

— Как проходят роды? Просили ли вас кормить потом детей грудью?

— После родов нам ребенка не показывают, да это и не нужно. Доктора обрабатывают малыша в присутствии биологической матери и отдают его ей в руки. У мамы должен сразу налаживаться контакт с ребенком. К груди суррогатной маме не прикладывают — сразу переводят младенцев на смесь. Но я признаюсь честно: в роддоме немного кормила по просьбе одной биологической матери, которая понимала, что вот это первое молочко тоже важно для малыша. Я сама мама троих детей, поэтому я ее понимаю. И когда-то я, родив своих детей, подкармливала в роддоме других малышей. Для меня это не несет какой-то психологической опасности. Но и врачи, и психологи при этом строго против кормления грудью, потому что это дополнительная привязка к ребенку.

— А если говорить честно, привязываетесь к ребенку? Переживаете за него?

— Суррогатная мама не считает малыша своим, но чувствует свою ответственность. Она переживает и должна знать, что с младенцем все хорошо, что он растет должным образом. В течение небольшого времени такое общение с биологическими родителями сходит на нет. Это щепетильный вопрос. Многие пары даже от своих родителей скрывают, что ребенка вынашивала сурмама. Носят накладной живот, чтобы потом не было вопросов.

Ольга признается, что сталкивается с критикой, даже муж сначала ее отказывался понять. Фото: предоставлено Ольгой Патриной.

Ольга признается, что сталкивается с критикой, даже муж сначала ее отказывался понять. Фото: предоставлено Ольгой Патриной.

«НИ В ЧЕМ СЕБЕ НЕ ОТКАЗЫВАЮ»

— Теперь поговорим о деньгах. Именно вокруг коммерческой составляющей суррогатного материнства сейчас и идут споры. Какова сумма вознаграждения? Что вы смогли уже купить?

— Вознаграждение может быть разное. В среднем от 1 до 1,5 миллиона рублей. Многие думают, что мы очень много зарабатываем. Я могу сказать только за себя. Деньгами нужно уметь распоряжаться, потому что растратить их можно быстро. Всегда стараюсь деньги вкладывать — инвестиции в недвижимость. Сейчас у меня есть почти все, чего хочу: нормальная машина, путешествия, три квартиры. Содержу всех своих детей. Мы ни в чем себе не отказываем. При этом я не работаю с утра до вечера: не сижу в офисе с 9.00 до 18.00 за 30 тысяч рублей. Имею возможность находиться с детьми, заниматься их воспитанием.

«Многие думают, что я много денег зарабатываю»: откровение суррогатной мамы, которая вынашивает уже пятого малыша.Даба ДАБАЕВ

— Кстати, как дети относятся к вашей работе?

— Я достаточно честный человек и от своих детей никогда ничего не скрывала. Говорила как есть, правда, в разных контекстах в зависимости от возраста детей. Сейчас моему младшему ребенку шесть лет. Он понимает, что у мамы в животике младенец. Я объясняю, что малыш не наш, что у него есть другая мама. Просто она болеет и не может выносить его, а я ей помогаю. Но за это я получу денежку. Говорю, что, конечно, определенную игрушку купим. В силу своего возраста маленький ребенок не понимает моих целей.

— А соседи в курсе вашей работы? Не задают вопросов? Они же видят, что вы постоянно беременны, а маленьких детей в семье не прибавляется.

— В нашем доме многие квартиры сдаются, с соседями я не знакомлюсь. Они постоянно меняются. Но в нашем доме живет батюшка, и мы часто с ним пересекаемся на подземной парковке. Был один забавный случай. Я ходила тогда с двойней — живот был огромный. Родила. Проходит месяц-полтора. И батюшка при встрече все хмурился. Один раз меня поймал одну на парковке. За руку берет и спрашивает: «Куда детей дела?» Я опешила: «Каких детей? Кто в школе, кто в техникуме» — «Так ты же беременная ходила!» Тут я и поняла все. Отвечаю: «Тьфу ты, напугал меня. Я же мать суррогатная! Это же не мои дети, у них есть родители». Он так вздохнул: «А я уже грешным делом подумал, что сдала». И тут уже начался мой звездный час: «Вот только не нужно мне читать нотаций, сейчас начнешь мне тут по ушам ездить, что это грех и все такое». И батюшка очень удивил тогда своим ответом: «Нет, с чего ты взяла? Наоборот, это благое дело. Ну и что, что за деньги? А у нас что, все бесплатно?»

ПОСЛЕ РОДОВ — ЗА ВИНОМ

— Все равно суррогатное материнство — это стресс, какая бы крепкая психика ни была. Что вы делаете после того, как отдаете ребенка?

— Честно говоря, когда выхожу из роддома, выпиваю вина. Это лучший антидепрессант. Я стараюсь оставить в роддоме все свои мысли, все, начинается другая жизнь. Наутро мне уже все равно — начинается другая жизнь. Возникает более сложный вопрос: куда деть деньги?

Ольга Патрина признается, что сурмамам не разрешают видеться с новорожденными детьми. Фото: Даба ДАБАЕВ

Ольга Патрина признается, что сурмамам не разрешают видеться с новорожденными детьми.Фото: ДАБА ДАБАЕВ

— Вы много общаетесь с биологическими родителями во время беременности. Нет ли упреков со стороны мужчины к женщине, мол, не можешь родить — бракованная или какая-то еще?

— Я задавала этот вопрос парам. В основном сначала женщина сама предлагает мужу развод — найди другую. Мужчины отвечают, что готовы решить вопрос по-другому. Они его действительно решают и живут прекрасно.

— Вы планируете и дальше рожать для пар?

— Мне очень нравится моя жизнь. Мы без ипотек, кредитов, долгов. Живем вместе, дети всегда со мной. Можно еще рожать и рожать, лишь бы вот так рядом быть.

10 ДЕТЕЙ В ГОД

Для того чтобы рассчитывать на помощь суррогатной матери, бесплодной паре в нашей стране приходится пройти множество испытаний. Юнна Зверева работает вместе с Ольгой — она руководитель Новосибирского центра суррогатного материнства и донорства «СибАист». И вот уже 18 лет помогает бесплодным парам.

— Программа суррогатного материнства в нашей стране — это один из способов лечения бесплодия. Врач на основании всех обследований и анализов делает заключение. Только тогда мы начинаем подбирать кандидатку. Обычно пары лечатся 5 — 10 лет перед тем, как прийти к нам. Для них это последний шанс иметь своих биологических детей. И психологически очень тяжело на это решиться.

Юнна Зверева, руководитель Новосибирского центра суррогатного материнства и донорства, считает, что при запрете суррогатного материнства, оно просто уйдет в подполье. Фото: Даба ДАБАЕВ

Юнна Зверева, руководитель Новосибирского центра суррогатного материнства и донорства, считает, что при запрете суррогатного материнства, оно просто уйдет в подполье.Фото: ДАБА ДАБАЕВ

— Сколько в среднем тратят биологические родители?

— Если учитывать все в целом: медицинское, юридическое и финансовое сопровождение, а также вознаграждение суррогатной матери, — то выходит около 2,6 миллиона рублей. Программа идет под очень пристальным наблюдением врачей. И если родители просят сурмаму ходить, например, на йогу, то мы сначала спрашиваем у врачей совета, можно ли это делать. И все вопросы оговариваются в договоре. Была одна пара, которая выращивала ростки пшеницы, и биологическая мама все время заставляла сурмаму питаться ими. Она полагала, что так будет лучше. А девочка плакала и говорила, что ей от этого плохо, и есть это она не может. Мы с врачом разработали нормальную диету. Нужно понимать, что сурмама — не раб на плантациях.

— Биологические родители — это всегда состоятельные люди? Сумма-то немалая.

— За 18 лет я видела только три-четыре действительно очень состоятельные пары. Большинство — обычные люди, и они просто много работают. Кто-то продает имущество, кто-то кредиты берет. Была история, когда супруги собрали деньги со всех родственников, подкопили еще, купили самую дешевую студию на этапе строительства и после рождения ребенка предложили сурмаме либо деньги за проданную квартиру, либо саму квартиру. Девочка выбрала жилье.

— Как происходит регистрация ребенка?

— Есть несколько вариантов. Мы оформляем все документы еще в роддоме — биологические родители спокойно регистрируют младенца в ЗАГСе на себя, как будто они его родили.

— Ребенок может родиться нездоровым. Услуга тогда признается некачественной?

— Начнем с генетики. Если ребенок будет нездоров по этой причине, то сурмама здесь вообще ни при чем. И ни один врач не будет переносить эмбрион с генетическими отклонениями. За поведением сурмамы ведется строгий контроль. Если врачи повредили ребенка — то ответственность несут они. Ребенок может родиться мертвым, но в этом случае для сурмамы все равно предусмотрена компенсация.

— Как вы относитесь к запрету коммерческого суррогатного материнства?

— Население страны сейчас уменьшается. А такая программа — возможность улучшить демографическую ситуацию. По статистике, около тысячи детей в год рождены сурмамами. Но в действительности их намного больше. Многие частные клиники не делятся своей статистикой. Это очень тонкая сфера. У нас за год при полном сопровождении родилось 10 детей, а сколько еще было тех, кто просто заключил с нашей помощью договор! Женщина, которая может выносить чужого ребенка, преследует помимо благородного дела и свои интересы, потому что многие живут очень скромно — если на хлеб и вещи хватает, то на квартиру сложно заработать. Почти 99% девочек приходят именно за жильем. Если правительство решит запретить коммерческое суррогатное материнство, есть неплохой вариант. Например, государство может выделять каждой женщине, которая родила для бездетной пары ребенка, однокомнатную квартиру. Это решит многие вопросы. Гораздо больше станет бездетных людей, которые смогут позволить себе участие в таких программах, и не надо будет беспокоиться, что сурмамы получают деньги и не платят налоги. Все будут довольны. Если запретить коммерческое суррогатное материнство, то оно просто уйдет в подполье. Спрос не исчезнет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo