Все, Истории

Тень беды…

Поделиться ссылкой:

Деверь позвонил из республиканской больницы…И спокойно так сказал:

-У меня онкология…

В первый миг даже не поняла. А когда поняла — заблеяла что-то невразумительное, что сейчас медицина шагнула…куда, господи, шагнула-то? Наша провинциальная медицина…

 

-Скажи там брату. Пусть позвонит, как из тайги выйдет — прервал Володя.

Меж ним и братом разница в 18 лет. Когда не стало отца, он взял на себя роль старшего мужчины в доме…Меж братьями так и осталось это отношение — отеческое и сыновье.

-Это точно?

-Врач сказал, что скорее всего — рак. Но сдаю еще анализы…Ты скажи мужу, пусть позвонит мне…

Всякий раз при слове «онкология» мне кажется, что какой-то злой гений ведет по нам прицельную стрельбу. Свекровь — рак пищевода. Племянник — лимфобластный лейкоз. Зять — рак легкого. Три смерти за последние пять лет. В одном роду. А сколько еще коллег, знакомых, друзей…

Откуда он берется-то? И почему не щадит ни старых, ни малых…

Позвольте процитирую МК

«Уровень смертности от раковых опухолей растет по всему миру. К такому печальному выводу пришли члены Международного агентства по изучению рака Смертность от рака в России, по данным докладчиков, в два раза выше, чем в США, и это, по их мнению, в первую очередь связано с существенным загрязнением окружающей среды. Рост больных раком также связан с поздним выявлением заболевания, недоступности качественной медицинской помощи для бедных слоев населения и жителей деревень»

Надо ли к этому что-то добавлять. Я могла бы сто раз упрекнуть Володю в том, что не поехал вовремя, что вот дождался…Могла, но я-то знаю, почему он не поехал на обследование. У него трое детей, внуки и коровы, кони, овцы… Он впахивает, не разгибаясь. У него каждый день на счету. А попасть к врачу можно только со второй, а то и с третьей попытки. Вот и терпят селяне, пока от боли не начинают загибаться… Когда уже край… Какое там регулярное обследование? Всякая мысль о необходимости обратиться в районную больницу вызывает стойкое отторжение. Ибо намотаешься по очередям и не факт, что до врачебной помощи доберешься. Вот сами себя и гробим. Неправильно это, но…

А знаете, что еще страшно, что часто, узнав о диагнозе отказываются от лечения. Володя — не исключение.

-Да не буду я уже лечиться. Сколько Бог даст, только поживу. Не хочу деньги впустую тратить.

И было бесполезно убеждать его, что можно попробовать добиться квоты на лечение. Что и по ОМС можно пройти хотя бы часть процедур. Он не верил.

-Это на словах — бесплатно, а на деле — все платно. Ладно и так пожил…

Деньги… когда их нет, они становятся главным. Они даже важнее жизни. Идиотизм? Вероятно…Но я твердила про то, что он нужен внукам и детям. А он мне:

-Да ты же знаешь, девки же в долги из-за меня залезут…Куда? Там и так негусто. Пусть живут.

У него действительно такие дочери, что полезут в ссуды и долги, но будут вытаскивать отца… Вот только отец этого не хочет. Он никак не может себе простить, что не сумел он своим «девкам» обеспечить необходимый уровень жизни — не купил квартир, и машин. Образование дал. Все жилы вытянул, пока девчата учились, но в люди вывел.

-Не повисну я на них, и так ничего доброго не дал — повторил и отключился. Видно, чтоб не вести со мной душеспасительные беседы.

Осталась в ступоре, как сообщить новость мужу. Это карма что ли такая…Свекровь умирала у нас на руках… Я взяла отпуск, чтоб ухаживать.

И помню этот груз…

Родственники строго настрого наказали не говорить матери о диагнозе. А она вдруг сама объявила мне:

-Тебе скажу, ты не дочка, тебе полегче будет. Ведь рак у меня. Знаю. Ты только не говори детям. Пусть думают, что сужение или как там…Вон там в сундуке — смертное, я уж все приготовила…

Мне было легче…я не дочь…Но выть хотелось.

Страшная это беда…Страшная…Я молилась, что муж с тайги вернется только через четыре дня под вечер…У меня есть время на передышку.

Потом звонила супруге Володи, несла какой-то бред… Почему в такие минуты несешь бред? Утешала или только хуже делала? Не знаю…

-Я еще девчонкам не говорила. Запретил…- плакала она в трубку — Что за человек такой. Что за человек…Да что ж он упрямый-то такой. Лечиться не буду, говорит. Как я без него?

И я опять не знала, что сказать, понимая,что если меня, так прихлопнуло, то каково было ей? Их же просто представить друг без друга нельзя. Вечно вместе, вечно рядом. Он — суровый и собранный, она — улыбчивая хохотушка. Их даже время обточило так, что и внешние черты стали схожи…

А через день Надя сама позвонила мне.

-Нет, нет, не онкология, нет! Они ошиблись там. Камни в желчном пузыре!!

И почти в голос уже орали обе — она за десятки км от меня, а я вот — посередь магазина в райцентре:

-Какое счастье! Камни в желчном пузыре… Какое счастье… Назначили операцию….Какое счастье…

На меня смотрели удивленно. Прикрыла телефон рукой и пояснила:

-Думали — рак. А оказалось — камни.

-А-а-а-а! — разулыбалась продавщица. -Поздравляю.

-Я его поругаю, — всхлипывая говорила Надя, — Надо же было все узнать. потом пугать…

-Так ему же врач сказал.

-Да мало ли что они скажут. Надо было дождаться…

Вряд ли у неё найдутся силы ругать мужа…Вряд ли. И не надо. Ругать-то наверное, надо врача, что так вот неосторожно сообщил пациенту предполагаемый диагноз…Он заставил семью пережить самые тяжелые сутки. Но и Бог с ним, с врачом. Он подарил нам такое счастливое известие — «Это не рак, это всего лишь камни»

Сколько весят эти камни, и каково будет жить крестьянину после удаления желчного пузыря…об этом мы еще подумаем…Но не сейчас, не сейчас.Сейчас счастливая новость кочует по родне…Какое счастье — это не рак.

 

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo