Все

У меня есть все. Даже Любовь

Блошиный рынок в Париже пестрел яркими цветами и многослойной людской толпой. Вавилон бы медленно покрылся красными пятнами и сгорел от стыда, услышав всю канонаду звуков на этом рынке. Туристы и коренные парижане, с горящими от азарта глазами перебегали от продавца к продавцу, перерывали множество коробок, подносили к носу покрытые пылью книги и, громко охая, притворно ужасались цене.

Продавцы тоже отличались своим особенным колоритом. Тут были и забавные персы с тюрбанами вместо шапок и кепок. Выходцы из африканских стран продавали тайно вывезенные с родины предметы – статуэтки из эбенового дерева, амулеты от сглаза из зубов хищников и национальную одежду. Жители Азии галдели, как попугаи, и не стеснялись прибегать к агрессивному маркетингу, хватая покупателей за полы их одежды и вручая им хлам с неизменной улыбкой. Правда, один продавец очень явно выбивался из когорты своих собратьев.
Все интересные истории начинаются со старичков. И эта история не исключение.
На парапете бывшей церкви сидел забавный старичок в пыльном сюртуке и кедах Конверс. У его ног расположился нехитрый скарб. Пара пыльных книг с комедиями Мольера, поеденное молью пальто, цепочка из желтоватого и тусклого метала и коробочка, краешек которой выглядывал из-под пальто. Старичок лениво разглядывал спешащих мимо и совсем не замечавших его товар, людей. Пока рядом не раздался бодрый мужской голос:
— Отец. Что продаешь? – на ломанном французском спросил покупатель. Это был молодой парень, примерно тридцати лет. Темные проницательные глаза внимательно осматривали вещи старика, а губы изгибались в ухмылке. Он был одет в кожаную куртку, что носят байкеры, и потертые джинсы. За спиной болталась черная торбочка с логотипом известной рок-группы «Kiss». Старичок улыбнулся и ответил:
— А чего бы ты хотел? У меня есть комедия, драма этого пальто и проза медной цепи.
— Да ты философ, – широко улыбнулся парень. – А есть ли у тебя Любовь?
Сказав это, он заложил руки за спину и загадочно склонился к старику. Тот не смутился пронзительного взгляда и, посмотрев по сторонам, достал маленькую коробочку, спрятанную под пальто.
— И что это? Надеюсь не твой одеколон, что сражает всех животных на этой улочке, – засмеялся парень. Но замолчал, достав из коробочки небольшую шкатулку.
По краям шел рунический орнамент, а на крышке располагался интересный вензель. Маленькая кнопочка немного выпирала из боковой стенки шкатулки.
— Что это?
— То, что ты искал. Любовь, – старичок, посмеиваясь, смотрел на удивленного молодого человека.
— Не заливай отец. Просто красивая шкатулка, – тот нахмурил брови. – Сколько ты за нее хочешь?
— Сто евро. Она очень старая. Ее подарили моей матери, когда она была маленькой девочкой. У шкатулки богатая история.
— По рукам. Держи. За любовь не жалко ста евро, – парень, ухмыльнувшись, протянул старику мятую купюру и, засунув шкатулку в торбу, пошел дальше по улице. Не заметив, как продавец улыбается глядя ему вслед.
Молодой человек, пройдя еще раз по рынку, докупил то, что его заинтересовало. Среди вещей был томик Ницше, старая пластинка Queen, карманные часы на цепочке и серебряный портсигар с итальянским гербом на нем.
Парня звали Луи. Любитель редких вещей, он обожал блошиные рынки разных стран, постоянно пополняя свою коллекцию различными интересными находками. Некоторые из них просто дарил своим друзьям, а какие-то занимали свое место на полках его дома.
В этот раз, зайдя в номер гостиницы, он вытряхнул из торбы свои покупки и погрузился в их изучение. Его внимание привлекла таинственная шкатулка. Тщетно Луи тряс ее и жал кнопочку, шкатулка не хотела открываться. Перевернув ее, он увидел надпись – Amor. Любовь на латыни. Старик видать совсем сумасшедший. Луи засмеявшись, поставил шкатулку на комод и поплелся в душ. Не заметив, как внутри коробочки, что-то тихо щелкнуло.
Выйдя из ванной комнаты, Луи, обмотанный полотенцем как римский легионер, остановился возле своего гардероба. Сегодня он желал веселья в каком-нибудь ночном клубе. Выбор пал на темные брюки, белую рубашку и любимый одеколон «Темное настроение», с которым он не расставался. Улыбнувшись своему отражению в зеркале, Луи вышел из номера, громко хлопнув дверью.
Дикая смесь электроники и веселого ска наполняла собой танцпол. Молодые люди кружились и ритмично танцевали под забойный сет диджея. Юноши с крепкими телами и одинаково сальными взглядами, охаживали девушек с длинными ногами, в коротких юбках и с искусственными улыбками. Вокруг Луи крутились три миловидных барышни, сверкающий взгляд которых прямо таки лучился желанием. Парню это нравилось. Остановив свой выбор на одной, он поманил ее пальцем к себе и, дождавшись ответной улыбки, потянул в темный коридор.
Горячими поцелуями молодые люди осыпали тела друг друга. Не стесняясь и беря от молодости все. Девушка что-то весело чирикала в перерывах на странной смеси испанского и местного слэнга. Луи не интересовали ее мысли или слова. Нужно было тело. Желание затмевало все остальное.
Но вдруг, во тьме коридора, Луи за что-то зацепился. Что-то удивленно пискнуло и отборным матом послало сластолюбивого парня куда подальше. Пока Луи пытался разглядеть помеху под ногами, его спутница ковыляющей походкой ушла за ближайший угол, откуда слышался шум улицы.
Достав телефон и включив дисплей, парень направил импровизированный фонарик себе под ноги. Каково было его удивление, когда пискуном оказалась девушка. Судя по одежде – бродяжка. Только лицо было относительно чистым и прямо таки надменным. Впрочем, когда живешь на дне общества, поневоле закаляешь разум так, чтобы на все смотреть с издевательской иронией.
— Ты что тут делаешь? – спросил Луи, присев на корточки.
— А не пошел бы ты в задницу, щегол? – ругнулась девушка, отползая к стене.
— Увы, но это место сейчас ты занимаешь. Какого черта ты тут валяешься и пугаешь людей до инфернального тика?
— Сплю, – коротко ответила бродяжка, внезапно притихшим голосом. – В углах тебя могут облить, а в середине у стены, самое нормальное место. Да и жандармы сюда не суются.
— Вставай. Не хватало еще, чтобы тебя забрали в полицию, – парень приподнял девушку за локоть, совсем не удивившись ее маленькому весу.
— И откуда ты такой добрый дяденька? – девушка с удивлением покосилась на него.
— Из мира, который тебя окружает, – отмахнулся он. – Есть хочешь?
— Ага.
– Тогда пойдем, тут неподалеку есть кафе.
Луи широким шагом шел по улице. Девушка осторожно следовала за ним. Казалось, она боится испачкать красивого мужчину.
Несколько минут спустя они сидели в кафетерии, что заполняют собой улицы Парижа почти полностью. Девушка набивала рот свежими круассанами, попутно делая большие глотки кофе. А Луи в это время задумчиво разглядывал незнакомку.
Худая фигура, крепкие бедра, косая челка и общий хулиганистый вид, придавали какую-то странную изюминку ее внешности. Красивая форма глаз и слегка лопарский разрез, делали девушку героиней романа про Оливера Твиста, только в декорациях настоящего времени. Перестав жевать, она внезапно нахмурилась и с набитым ртом пробубнила:
— Ты только не думай, что я тебе что-то должна за еду. Хочешь секса, иди и передерни сам у себя в подворотне. Понял?
— Ешь спокойно. Я не такой, – Луи улыбнулся и получил в ответ улыбку, из центра которой торчал листик салата.
— Как тебя зовут? – девушка сдула челку с глаз.
— Луи. А тебя?
— Ви, – коротко пояснила девушка.
— Интересное имя, – рассмеялся Луи. Девушка, коротко гоготнув, вдруг выдала отрыжку. Смутившись и пробормотав «Извини», она вызвала новый приступ смеха, к которому присоединилась чуть позже и сама.
— Ладно, Ви. Береги себя. Мне пора домой и в кроватку. Приключение с тобой меня вымотало порядком, – Луи бросил на стол деньги за двоих и оставив немного на чай. Затем вышел, галантно придержав девушке дверь. Проводив Ви до угла, он улыбнулся и сунул что-то ей в карман. Затем помахав рукой, перешел улицу и исчез в свете неоновых улиц. Ви вытащила из кармана несколько новеньких евро, удивленно хмыкнула и робко улыбнулась. По ее щеке пробежала одинокая слеза, которую девушка вытерла размашистым движением.
На следующее утро Луи плотно позавтракал и, облачившись в повседневную одежду, вышел из номера на улицы Парижа. Ветерок ласкал верхушки аккуратно подстриженных деревьев, а по небу плыли большие белые облака. Парень закрыл глаза и подставил лицо ласковому теплому ветерку, пока тихий свист не вернул его на землю. Повернув голову, Луи увидел вчерашнюю бродяжку, которая махала ему рукой из-за угла.
— Привет. Ты что тут делаешь? – он преувеличенно серьезно посмотрел на девушку, улыбаясь лишь уголками губ.
Та в ответ смутилась и лишь сильнее натянула на уши поношенную кепку в клеточку. Затем ответила:
— Я просто. Ты вчера дал мне денег просто так. Я сама могу найти то, что мне нужно. Вот, держи, – с этими словами Ви протянула смятую пачку валюты.
— Не беру назад. Они тобой пахнут, – усмехнулся Луи. Настроение у парня было явно хорошим.
— Засранец мажористый, – Ви ощерила зубки и, шутя, влепила Луи кулаком в плечо. Тот притих и уважительно потер место ушиба. Девушка смутилась:
— Когда живешь на улице, нужно уметь за себя постоять. Кто ж знал, что ты неженка такой.
— Я не неженка. Просто не успел сгруппироваться, – теперь надулся Луи. – Ладно. Мне пора.
— Можно я с тобой? – девушка вопросительно изогнула тонкую бровь. Парень кивнул:
— Ты же не отвяжешься. Пойдем.
За последующие три часа Ви показала Луи все тайны блошиных рынков и помогла найти пару редких предметов в коллекцию.
Чуть позже, сидя на камнях у фонтана, они разговорились. Ви рассказала, как мать оставила ее после рождения и что в четырнадцать лет она потеряла отца. После гибели родителя, ее обманули и забрали квартиру в счет мифических долгов. Девушка очутилась на улице. Ночью спала в подвале ночного клуба, куда знала тайный ход, а днем шаталась по улицам в поисках работы или просто занималась мелким воровством. Луи молча слушал. Иногда он брал девушку за руку и молча гладил пальцы, пока она не вырывала руку в порыве эмоций.
Прогуляв весь день, Луи решил пригласить Ви к себе в номер. Он побаивался бродяжки, мало ли что она могла наговорить, чтобы проникнуть в доверие. Но чувство жалости к бедной девушке пересилило доводы разума. И вот Ви, болтая ногами, сидит на диване и вертит головой во все стороны. Задавая попутно тысячи вопросов.
— Держи. Согреешься, – он протянул девушке кофе с коньяком. Ви благодарно кивнула.
— Спасибо Лу. Скажи, а почему у тебя нет девушки? – Ви смущенно потупилась.
— Я привереда, – рассмеялся парень. – Кто со мной встречаться будет?
— Ты шутишь? У тебя шикарная улыбка, ты вкусно пахнешь, умен, красив. Разве не это нужно? – девушка нахмурилась в ответ на его смех.
— Ты такая наивная. Сейчас всем подавай деньги. На душу никто не смотрит.
– Возможно, ты прав. Я понимаю тебя. Мне нравился один парень. Мы с ним даже встречались. Его не смущало мое положение. Но этот козел в итоге закрутил еще с двумя женщинами. Я сломала ему челюсть и сбежала, прихватив немного наличности, — хмыкнув, девушка потерла костяшки.
— Ви, просто так ничего не случается. Каждый человек в нашей жизни – учитель для нас. Наверняка найдется достойный кавалер.
— Ой дурак. Луи! Ну, ты что? Кому я нужна? Нищая бродяжка, без какой-либо возможности вылезти из этой ямы. Да, я слежу за собой, читаю, если попадаются книги. Но я никому не нужна. Все видят во мне мусор, – фыркнула девушка.
— Я не считаю тебя мусором. Ты хорошая. Цепляешь чем-то, – парень улыбнулся. На щеках Ви появился слабый румянец.
— Спасибо за добрые слова, – прошептала она. – Мне, пожалуй, пора. Сниму номер на окраинах города. Денег, что ты дал должно хватить. Сто лет не спала на кровати.
— Конечно, беги, — задумчиво произнес Луи, когда за девушкой закрылась дверь.
Через пару дней Луи сообщил ей, что уезжает в Англию. Домой. Ви в ярости разбила телефонную будку и поранила руки. Парень обработал разбитый кулак и пригласил ее в кафе. Но девушка отказалась. У Луи остался день, и настроение было паршивым.
Вечером, собирая чемоданы, он услышал стук в дверь. Робкий стук. На пороге стояла Ви. Только не в образе бродяжки-хулиганки. На парня смотрела привлекательная девушка в темной юбке, прикрывающей колени, и кремовой блузке. Исчезли старые кеды и на ногах теперь были модные лодочки черного цвета.
— Ви. Что с тобой случилось? Обалдеть. Ты потрясающе выглядишь! – ошарашено произнес Луи, когда к нему вернулся дар речи.
– Я нашла работу здесь. Помнишь, ты дал мне карточку своего друга? Который работает в соц-помощи. Он дал рекомендации в издательство. Теперь я буду там работать. И мне даже выдали аванс. Я захотела тебя встретить не как бродяжка. А как та, кто будет рядом смотреться не хуже. Да, я потратила все накопления. Но у меня есть работа и плевать, что будет. Все благодаря тебе, – встав на цыпочки, она поцеловала парня в щеку. Луи смутился и пригласил ее в комнату.
— Подожди, ты не зайдешь? Такси приедет через час. Давай посидим, пожалуйста, Ви!
— Нет, Лу. Если я зайду, то не смогу уйти отсюда сама. Просто захотела тебя увидеть перед отъездом.
— Почему не уйдешь? Я оставлю тебе свои контакты, будем поддерживать связь. Теперь у тебя есть работа, а скоро и телефон появится.
— Да, но все же я не могу. Прости. Зачем тебе обычная бродяжка, когда перед тобой весь мир? – девушка грустно покачала головой и направилась к двери. Задержавшись лишь на мгновение. – Береги себя, Лу. И спасибо тебе за заботу.
Луи прикрыл дверь. Сердце гулко бухало. В комнате стоял аромат духов Ви, а пальцы парня помнили прикосновения к ее коже. Чертыхнувшись, Луи открыл дверь и бросился вниз по лестнице:
— Ви. Подожди, не уезжай! Прошу!
Выскочив на улицу, он увидел, как она переходит дорогу, чуть левее от него. Закричав еще сильнее, Луи помахал рукой. Ви обернулась, улыбнулась… и от удара взлетела в воздух.
С противным визгом покрышек старый Бьюик врезался в дерево. А на переходе лежала фигурка девушки. Обезумев, Луи бросился к ней. Блузка разорвалась. Ноги были неестественно вывернуты, кожа свезена, а глаза были закрыты.
— Ви. Держись. Я сейчас. Не уходи, черт возьми, – Луи кричал так, что собственный голос казался ему шепотом. Подхватив девушку на руки, он понес ее к себе домой.
Выбив ногой дверь подъезда и быстро поднявшись по ступеням на свой этаж, Луи ворвался в номер и бережно положив Ви на диван, схватил телефон:
— Алло?! Скорая? Приезжайте. Да. Авария. Молодая женщина. Да не знаю я, черт возьми, есть ли у нее страховка. Заплачу сам. Быстрее!
Швырнув телефон в угол, он бухнулся на колени рядом с диваном:
— Ви, милая. Ты только не уходи. Я здесь, с тобой. Никуда не поеду. Просто останься.
Девушка приоткрыла глаза и хрипло прошептала:
— Прости. Видимо так и должно быть.
Луи взвыл во всю мочь своих легких:
— Держись. Слышишь? Я никуда не поеду, — он обессилено прижал ее руку к своим губам. – Я же люблю тебя. Слышишь?
Маленькая коробочка на комоде, щелкнув, открылась. Белый туман полился из нее красивым водопадом, спускаясь на пол и медленно ползя к дивану. Луи с удивлением понял, что слышит музыку. Легкую, нежную и красивую музыку. Музыкальная шкатулка. Чем громче становилась музыка, тем ярче становился свет, а туман обволакивал лежащую девушку. Пока все стихло. Туман исчез, мелодия закончилась и тихо щелкнула шкатулка на комоде. Луи протер глаза, не веря в то, что видел.
Ви лежала на диване без единой царапины. Ее грудь тихо вздымалась, как у нормального, спящего человека. Луи потрясенно взял девушку за руку. И тут же увидел кулачок у своего носа:
— Только попробуй, сделать что-то не то! – она слабо говорила, но кулак был на удивление крепким. Даже костяшки побелели.
Вместо ответа, Луи наклонился к губам девушки. Получив ответный поцелуй и добрую улыбку…
А где-то далеко, в старом квартале торговцев, сухонький старичок удовлетворенно вздохнул и тихо произнес:
— Ну вот. А он не верил. У меня есть все. Даже Любовь.
И повернувшись, аккуратно спрятал свои белые крылья под старомодный сюртук.

© Гектор Шульц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo