Все, Истории

Удыкина несказка

Жили у Бабуси… И действительно, звали её Бабуся. Потому что поседела рано, лет в двадцать. Мужа у неё в солдаты забрали, а через полгода он и погиб. За одну ночь она белой, как лунь, стала. Когда по селу ходила, седая в платочке черном, дети её и прозвали “Бабусей”. Так и приклеилось.

Хозяйство она твёрдо держала. Коровы две было, поросята, куры. Сад, огород, клумбы с цветами перед домом. Когда успевала только? А уж готовила — слов нет. Но с мужиками не сходилась. Пробовали: подкатывали, ухаживали, даже сватались. Всем отворот дала. Сурово так посмотрит, платочек поправит, да уйдёт. Вроде не делал ничего плохого, а только сразу совестно становилось.

Так и жила одна, Бабуся наша. Поехала в район как-то, по делам, вроде. Или на рынок молоко с творогом отвозила. Только вернулась не одна: с двумя пацанами, лет по пять, не больше. Один белобрысый, Максим, другой тёмненький, Сергей. Соседки насели, давай выпытывать, откуда детей взяла. Говорит, у цыганки отбила, она их попрошайничать учила. И правда, на третий день заявились в село цыгане. Да только не дали Бабусю в обиду. Мужики с вилами вышли, так больше мы цыган не видели.

loading...

Ну отмыла Бабуся ребятишек, приодела. Уж не знаю как, но через председателя документы им сделала. Что, вроде как, её это дети. Так и стали поживать.

Ох и шкодами пацаны оказались! Все сады облазили, каверзы всему селу делали. Больше не обидные, а смешные. Наказать, вроде, надо, а сам так и лыбишься. Заразы эдакие. Вышло, что за эти проделки прозвали их Гусями. Один значит Белый, блондин который. Другой Серый, от Сергея, вроде как, сократили.

Loading…

Так и жили. Бабуся их как родных растила. Наказывала, не без того, но души в них не чаяла. Ясное дело, помогали им. Свои же. Ну и ругали, когда шалили особенно сильно. Мы ж тут ваших новомодных веяний не знаем, всяких там ювенальных штучек. У нас просто: шалишь, получи крапивой по попе. Или хворостиной. Смотря, что под руку попадется. Но не сильно, только, чтобы запомнили.

Помню, начитались они какой-то книжки, охламоны. Решили эти Гуси сбежать в Африку. То ли негров спасать, то ли на пирамиды посмотреть. Не помню уже. А в район у нас только автобус ходит, два раза в день. Вот залезли они в него, забились под сиденье. Даже не дышали, чтобы их не нашли. Да только водителем тогда дядька Мазаев работал. А у него на “зайцев” нюх. Выловил он Гусей, за ухи, да так и привёл Бабусе обратно. Не сложилась у них карьера путешественников.

Другой раз, пошли рыбачить. Вытащили здоровенную щуку. Они у нас ох как идут на мотыля! Достали из воды, а Серый возьми да сунь ей в рот палец. А она закусила и не отпускает. Крику было! Так они вдвоём её и тащили в село: впереди Серый, голову несёт с пальцем зажатым, слезами обливается. Сзади Белый, хвост тащит да орёт пуще брата, что ему не дали что-нибудь в пасть сунуть. Ничего, ветеринар наш, Емелин, палец освободил, зелёнкой полил, через неделю уже зажило. А щуку Бабуся приготовила, да Емелину отнесла, в благодарность.

Ещё помню, Колобков, агроном, шёл себе по дорожке, никого не трогал. Тут раз! И в яму провалился. Хорошо хоть не глубокая была, по пояс. А на ближайшем дереве Гуси от обиды завывают. Они, значит, на слонопотамов ловушку делали, а попался Колобков. Ох и гонял он их по селу! Потом они ему весь огород пропалывали, в качестве трудотерапии. Это ж надо, на тропинке от коровников к пруду яму копать. Каждый ведь на селе знает, что слонопотамы у нас за дальним выгоном водятся.

Вот такая история. Жили у Бабуси два веселых Гуся. Один Серый, другой Белый, два весёлых Гуся. Выросли уже, братцы-акробатцы. Женились. Один зоотехник, другой председателем стал. Бабуся внучат-гусят нянчит. А живут по-прежнему, одним домом. И дружнее их даже в районе нет. Будете у нас в Кудыкине, обязательно зайдите на чай. Они гостям всегда рады.

Автор: Александр «Котобус» Горбов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo