Все, Хитрости Жизни

Я ее подвел к иконе и говорю: «Крестись, если у тебя никого из мужчин не было»

Поделиться ссылкой:

Так случилось, что моя первая жена заболела и умерла. Я в то время работал директором хозяйства в станице Нижнекундрюченской Усть-Донецкого района Ростовской области. Там я познакомился с женщиной.

Она приехала работать стоматологом. Ей дали пустой двор. Он не был огорожен, в доме ничего не было. Мы с ней сошлись. Я все в этом доме сделал. Мы посадили около двадцати деревьев, 50 кустов винограда, смородину, черешню и прочее. Я сделал отопление, проложили асфальт, провели удобства в доме, построили гараж, баню, забор длиной 75 метров. Все делал за свои деньги: в то время я получал очень хорошо.

Жили мы прекрасно. Я купил ей недорогую машину, чтобы она могла ездить в соседние деревни по работе. Ее дочери на тот момент было 15 лет.

Вместе мы прожили больше десяти лет. А потом моя женщина начала себя неправильно вести. Вдруг ни с того, ни с сего приезжает машина и привозит ей три тонны зерна и 50 л масла. Я спросил ее, откуда это. Она ответила, что депутат ее проверял и за хорошую работу это дал. Понял я, о каком депутате идет речь, разозлился, отчего у меня поднялось высокое давление, появилась аритмия. У меня в жизни такого приступа не было. Я попросил ее вызвать мне скорую помощь, на что услышал ответ: «Обойдешься». И это от медика.

С трех часов ночи я мучился, ждал, когда откроется больница. Она хоть и близко расположена, но работать начинает только с восьми утра. Я пришел, меня сразу на носилках отнесли в реанимацию. Пролежал я там две недели. В больницу ко мне никто ни разу не приехал и не навестил. Как только выписался, приехал домой, а Людмила моя уехала на курорты. И пошло у нас все на разлад.

Дочка ее подросла, привезла с собой мужа на 20 лет старше ее и его старую мать. Мне сказала, чтобы я уходил, ведь это не мой дом. А мы с Людмилой ее дочку, которую моя падчерица неизвестно от кого родила, выкормили и вырастили. На тот момент, когда меня выгнали, ей было 12 лет.

Когда Людмила вернулась с курортов, я спросил у нее, в чем дело. На что получил ответ, что дочка у нее одна и она ничего против ей сказать не может. Сама Людмила, вроде бы, согласна со мной жить, но раз родственники против, я должен уйти.

Мне кажется, что после того, как она съездила на курорты (вместо семи дней пробыла там пятнадцать), она себе кого-то нашла. Она же моложе меня на 12 лет. Когда я спросил, почему она так долго отсутствовала, сказала, что не могла уехать, транспорт из Ялты не ходил. Я ее подвел к иконе и говорю: «Крестись, если у тебя никого из мужчин не было». Она сказала: «Не буду креститься». Все. Ну кто даст столько зерна и масла бесплатно? Никому не дает, а ей вдруг дал. С того все и началось.

У нас было все нормально, никогда я за ней ничего не замечал. А после этого случая пошло. И дочка, и все до кучи. У нее-то и первый муж в 43 года умер непонятно отчего. Думаю, она и меня хотела туда же отправить, когда я просил вызвать скорую. Она же медик, она обязана была вызвать, раз сама не могла помочь. Я еле дожил до утра.

А я-то думал, что будем долго вместе жить. Я ведь свой дом, который стоял пустым, продал, купив себе машину. Людмиле нужно было ездить в Усть-Донецк, так как там умер врач, и я ездил за ней после работы каждый день. Я никогда бы не подумал, что так получится. Говорил же еще сыну, заберите дом, живите. Он не захотел жить в Апаринке. Я, дурак, и продал.

В общем, понял я, что я там не нужен, и ушел. И сердце болит, и душа, и не знаю, что делать.

Сейчас я живу в съемном жилье у женщины, плачу ей деньги, чтобы хоть нормально питаться. В той деревне жить не могу, больно, я не вынесу этого. Потому переехал в соседнюю. Особенно больно, когда женщина нравится. У меня и первая жена была хорошая, красивая, но она заболела, и ничего не мог сделать. Ни от одной жены ни разу не гулял. А зачем, если женщина нравится, делать такие подлости?

Остался я и без дома, и без жены. У меня двое детей, но ни с одним из них жить не могу. У дочери такой муж, что мы с ним не уживемся, а сын сам с тремя детьми живет у тещи.

Когда я сошелся с Людмилой, мои дети сказали, что понимают меня, что жить дальше надо, но сказали, чтобы я с ней не расписывался и свою фамилию ей не давал. Я их и послушал. Адвокат сказал, что теперь я ни на что не могу претендовать, и все, что было мною вложено в ее дом, я ей подарил. А там столько моей работы, такой сад вырастил. Она же даже не знала, как картошку опрыскивать.

Александр Иванович Керсанов, Ростовская область, Усть-Донецкий район, фото из сети

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo