Все

Я сижу в маленькой сувенирной лавочке и жду сына. Рядом мама и сын примеряют кулон из белого янтаря

Поделиться ссылкой:

Тяжелый кулон из белого янтаря удачно оттеняет ее загар.

«Надо же — как красиво!» — думаю я, хотя сама белый янтарь не люблю.

Я сижу в маленькой сувенирной лавочке, отдыхаю от изнуряющей жары под кондеем и наблюдаю за женщиной, которая примеряет украшение.

Я жду сына: он где-то внутри лавочки, выбирает подарок девочке, которая ему нравится. Два дня назад мы шли вдоль сувенирных лотков, и сын вдруг заявил:

— Мам, мне нужно заработать денег.

— Много?

— Рублей двести-триста…

— Ясно. А зачем? И почему нельзя просто у меня попросить? — недопонимаю я. — Или это тайна?

— Не тайна. Я хочу купить подарок кое-кому…

— Кое-кому? Мы же составили список всех, кому мы хотим купить сувениры. Там нет «кое-кого»?

— Нет. Там же одни родственники. Бабушка, дедушка… А Вика… Ой! — проговорился сын.

Вика — это девочка, которая ему нравится. Здорово, что даже на летнем отдыхе он думает о ней (парню девять лет).

— Дась, отличная идея купить подарок Вике. Может, ты просто его выберешь, и я куплю? Зачем усложнять?

— Да… просто… мне кажется, ну вот я как бы сам должен. Жалко, что я потратил все, что подарили на день рождения, на всякие суши и пиццы, и не подумал тогда… мог бы и отложить на подарок Вике. Просто это как-то не правильно, что ты покупаешь ей подарок, а дарить я буду. Я не знаю. Она же мой друг. Я хотел даже передарить что-то свое, но у меня же мальчиковое все. Придумай мне какое-то задание, чтобы я заработал эти деньги. И покупал за свой счет.

Я не знаю, какое задание придумать. Сын и так активно мне помогает, делает все, что попрошу.

— Знаешь, Дась, мне так нравится ход твоих мыслей… Вот эта мысль особенно, что на подарки своим друзьям зарабатывать надо самому. Я прямо горжусь тобой. Поэтому давай будем считать, что ты заработал эти пятьсот рублей. Хотя бы тем, что поднял мне настроение.

И вот мы пришли в магазин сувениров из янтаря (мы на Балтике, тут янтарь — основной сувенир). Я, разморенная, сижу под кондиционером, жду сына.

Смотрю на женщину в возрасте (лет 65, наверное, может, больше) перед зеркалом, которая примеряет белый янтарь. Я знаю, что он дорогой, а в сочетании с золотом, тем более.

— Мам, отлично, давай возьмем, — рядом стоит ее взрослый сын, любуется мамой, глядя в зеркало.

— Я не знаю… Дорого…

— Да не дорого, нормально!

— Мне кажется, дорого…

Они тихо спорят. Сын очень убедителен: надо брать!

— Очень дорого, — хмурится мама.

Сын громко вздыхает, устал от споров, уходит вглубь лавочки.

— Не отказывайтесь, — приветливым шепотом говорю я женщине. — Позвольте ему сделать вам приятное. Вам так идет этот молочный цвет. Очень красивый подарок. Да еще от сына, что автоматически делает этот кулон не дорогим, а бесценным…

— Ох, девушка… — женщина смотрит на меня с грустью. — Если бы все было так, как вы говорите. Это не мне — от сына. Это сын просит меня, чтобы я купила подарок его девушке. Они прилетели ко мне сюда, отдыхать на море. Поссорились. Она психанула, поменяла билет и улетела. Он остался. Пробыл со мной неделю на море, сейчас вот летит домой. Будет мириться. Нужен подарок, а он — на мели…

Женщина говорит это и порывисто снимает с шеи украшение. Получилось, что я своим неуместным комментарием как бы напомнила: это не для нее.

Очевидно, что кулон ей очень нравится, но в ее жизни нет того, кто может и хочет подарить ей его.

Мне страшно неловко, что влезла, и я не нахожу слов для такой ситуации.

— Мам, я не могу выбрать между черепашкой и цветочком, — подходит ко мне мой озадаченный сын.

Я рада этому предлогу уйти из диалога об инфантильности взрослых мужчин, с готовностью вскакиваю и командую сыну: — Показывай!

— Вот черепашка, а вот цветок, тебе нравится? — сын пальчиком показывает янтарные изделия за стеклом.

Я, не глядя на них, обнимаю сына и крепко-крепко целую в макушку.

— Ты чего, мам? — Просто так.

Мой маленький взрослый мальчик.

Ольга Савельева

Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

wp-puzzle.com logo