А из зеркала в ванной на неё посмотрела 77-летняя старуха

7 минут на чтение
Подписаться

Ей — 7, и она первоклашка-куклёныш с неизменными белыми бантами и растерянным взглядом представителя племени мумбо-юмбо, который оказался в мегаполисе.

А ему — 16. И он, «взрослый», вынужден «по-соседски» водить это рассеянное чудо в школу и сдавать с рук на руки учительнице. Потому что если позволить ей идти в школу или обратно самой — она вполне могла бы потеряться на сутки, засмотревшись на пролетающую бабочку или погнавшись за пушистым котом. И он ходил с этим «хвостиком», потому что его мама жалела соседку, в одиночку растившую кареглазую озорницу, у которой «две работы и никого, а ты у меня такой серьёзный, надёжный парень!» И смущённо кривил губы, когда одноклассницы насмешливо проезжались по «его девочке», которая терпеливо дожидалась окончания его уроков на продлёнке.

Ей — 11, ему-20.

И часто-часто, возвращаясь из института или свиданий ему приходилось брать её в охапку и вытаскивать из самых жестоких девчоночьих драк, и — чуть позже — отнимать сигареты, и красноречиво грозить кулаком её многочисленным малолетним поклонникам. И сопливые хулиганы перешёптывались, опасаясь обидеть «Его девочку».

Ей — 17, ему -26.

И они как-то одновременно пошли под венец, он — с однокурсницей, она — с одноклассником, а потом так же » в унисон» скоропостижно развелись, и проводили вечера друг у друга в гостях, переживая и пережёвывая тяжёлые расставания и разочарования, сочувствуя друг другу, пытаясь найти ошибки.

А потом умерла её мама, а его родители переехали на дачу.

Ей — 25, ему -34.

Она — невероятно красивая, строгая и очень серьёзная дама-карьеристка в серьёзной компании. Он — смешливый и безответственный, но невероятно талантливый «работник творческого труда».
И, пожалуй, только он один знал, сколько прежнего озорства и безумств в этих глазах, спрятанных от чужих за затемнёнными стёклами очков. И, наверное, только она одна знала, сколько надёжности и терпения в этом не пунктуальном взбалмошном «гении».

Ей -27, ему -36.

И он и она время от времени пытались наладить личную жизнь, и тогда вечерние чаевания прекращались, но всё как-то не срасталось, и как-то всё чаще и громче стали звучать мысли о детях. И, наконец, они решились, и прорубили внутреннюю дверь между своими жилищами, оставили одну на выход, и стали жить-поживать.

В 28 она родила ему сына. И потом, когда его спрашивали о детях, он отвечал со смехом — «у меня двое: мальчик и девочка». И Его девочка, порой бывала озорней и наивней их не по годам серьёзного ребёнка.

И заливалась колокольчиком, как первоклашка из его памяти, прыгая в классики, замирала на полчаса над муравейником, безбашенно лезла на самые крутые горы и прыгала в море со скалы. И потом, так же увлечённо и искренне возвращалась в детство вместе с внучатами, забираясь на самую верхушку за самыми вкусными черешнями, и в такие моменты он жмурился от страха за неё и после с прежним восторгом выдыхал облегчённо, прижимая её к груди: «Моя девочка».

И она презирая халаты и платки своих ровесниц, гоняла в столицу за самыми новомодными джинсами, и стригла седые волосы коротким ёжиком со смешной чёлкой. И, когда она прихорашивалась, он часто обнимал её за плечи, и она видела себя в отражении отражения его глаз — молодую, счастливую, красивую, восторженную и удивлённую каждому мгновению нового дня.

Потом у неё случился гипертонический криз, и он кормил её печёными яблоками с ложечки, и обещал своей девочке поездку в Гималаи и посещение селения Кулу. В её глазах загорался огонёк, и она криво улыбалась ему, и отчаянно шевелила пальцами, поторапливая восстановление — девочкам некогда валяться в больницах… И, конечно, Его девочка встала, побежала, понеслась, засунув в дальний шкаф пенсионное удостоверение и позабыв графу «возраст» в паспорте.

А потом он ушёл и не вернулся. Позвонили из больницы, чего-то сказали — она совсем не помнит, что именно, просто вдруг стало мучительно не хватать воздуха, и картинка в телевизоре стала кроваво-красной, а ноги — ватными и непослушными…

И она будто проспала всё это время, пока кто-то прощался с его телом, и даже не плакала, и рассказывала соседкам по палате о нём в настоящем времени…

И когда очутилась дома — ещё не верила, и вслушивалась в шум лифта, и перебирала дрожащими пальцами корешки его любимых книг.

…И безумно удивилась, когда вместо привычной отражённой его глазами, девочки из зеркала в ванной на неё посмотрела 77-летняя старуха……

Источник

Ей — 7, и она первоклашка-куклёныш с неизменными белыми бантами и растерянным взглядом представителя племени мумбо-юмбо, который оказался в мегаполисе.

А ему — 16. И он, «взрослый», вынужден «по-соседски» водить это рассеянное чудо в школу и сдавать с рук на руки учительнице. Потому что если позволить ей идти в школу или обратно самой — она вполне могла бы потеряться на сутки, засмотревшись на пролетающую бабочку или погнавшись за пушистым котом. И он ходил с этим «хвостиком», потому что его мама жалела соседку, в одиночку растившую кареглазую озорницу, у которой «две работы и никого, а ты у меня такой серьёзный, надёжный парень!» И смущённо кривил губы, когда одноклассницы насмешливо проезжались по «его девочке», которая терпеливо дожидалась окончания его уроков на продлёнке.

Ей — 11, ему-20.

И часто-часто, возвращаясь из института или свиданий ему приходилось брать её в охапку и вытаскивать из самых жестоких девчоночьих драк, и — чуть позже — отнимать сигареты, и красноречиво грозить кулаком её многочисленным малолетним поклонникам. И сопливые хулиганы перешёптывались, опасаясь обидеть «Его девочку».

Ей — 17, ему -26.

И они как-то одновременно пошли под венец, он — с однокурсницей, она — с одноклассником, а потом так же » в унисон» скоропостижно развелись, и проводили вечера друг у друга в гостях, переживая и пережёвывая тяжёлые расставания и разочарования, сочувствуя друг другу, пытаясь найти ошибки.

А потом умерла её мама, а его родители переехали на дачу.

Ей — 25, ему -34.

Она — невероятно красивая, строгая и очень серьёзная дама-карьеристка в серьёзной компании. Он — смешливый и безответственный, но невероятно талантливый «работник творческого труда».
И, пожалуй, только он один знал, сколько прежнего озорства и безумств в этих глазах, спрятанных от чужих за затемнёнными стёклами очков. И, наверное, только она одна знала, сколько надёжности и терпения в этом не пунктуальном взбалмошном «гении».

Ей -27, ему -36.

И он и она время от времени пытались наладить личную жизнь, и тогда вечерние чаевания прекращались, но всё как-то не срасталось, и как-то всё чаще и громче стали звучать мысли о детях. И, наконец, они решились, и прорубили внутреннюю дверь между своими жилищами, оставили одну на выход, и стали жить-поживать.

В 28 она родила ему сына. И потом, когда его спрашивали о детях, он отвечал со смехом — «у меня двое: мальчик и девочка». И Его девочка, порой бывала озорней и наивней их не по годам серьёзного ребёнка.

И заливалась колокольчиком, как первоклашка из его памяти, прыгая в классики, замирала на полчаса над муравейником, безбашенно лезла на самые крутые горы и прыгала в море со скалы. И потом, так же увлечённо и искренне возвращалась в детство вместе с внучатами, забираясь на самую верхушку за самыми вкусными черешнями, и в такие моменты он жмурился от страха за неё и после с прежним восторгом выдыхал облегчённо, прижимая её к груди: «Моя девочка».

И она презирая халаты и платки своих ровесниц, гоняла в столицу за самыми новомодными джинсами, и стригла седые волосы коротким ёжиком со смешной чёлкой. И, когда она прихорашивалась, он часто обнимал её за плечи, и она видела себя в отражении отражения его глаз — молодую, счастливую, красивую, восторженную и удивлённую каждому мгновению нового дня.

Потом у неё случился гипертонический криз, и он кормил её печёными яблоками с ложечки, и обещал своей девочке поездку в Гималаи и посещение селения Кулу. В её глазах загорался огонёк, и она криво улыбалась ему, и отчаянно шевелила пальцами, поторапливая восстановление — девочкам некогда валяться в больницах… И, конечно, Его девочка встала, побежала, понеслась, засунув в дальний шкаф пенсионное удостоверение и позабыв графу «возраст» в паспорте.

А потом он ушёл и не вернулся. Позвонили из больницы, чего-то сказали — она совсем не помнит, что именно, просто вдруг стало мучительно не хватать воздуха, и картинка в телевизоре стала кроваво-красной, а ноги — ватными и непослушными…

И она будто проспала всё это время, пока кто-то прощался с его телом, и даже не плакала, и рассказывала соседкам по палате о нём в настоящем времени…

И когда очутилась дома — ещё не верила, и вслушивалась в шум лифта, и перебирала дрожащими пальцами корешки его любимых книг.

…И безумно удивилась, когда вместо привычной отражённой его глазами, девочки из зеркала в ванной на неё посмотрела 77-летняя старуха……

Источник

loading...
loading...
  • Pinterest
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Facebook Vk Ok Twitter LinkedIn Telegram Whatsapp

Похожие записи:

О том, как отрегулировать зеркала твоего автомобиля правильно и быстро, тебе расскажет редакция. Как настроить зеркала Если взглянув в боковое зеркало, ты видишь заднее крыло автомобиля, это верный признак того, что зеркало настроено неправильно. При таком рас...
1. Правило Зеркала. Окружающие меня люди — мои зеркала. Они отражают особенности моей собственной личности, часто не осознаваемые мною. Например, если кто-то мне хамит, значит, я так хочу, я это позволяю. Если кто-то снова и снова обманывает меня, значит, у ме...
Самый действенный метод борьбы с этим явлением — заделать промежуток и забыть о проблеме. Мы расскажем о нескольких нехитрых способах, как заделать зазор между ванной и стеной. Эти методы осилят даже самые хрупкие плечи! Щель между ванной и стеной Способы реш...
Жил-был старик со старухой. Вот просит старик: «Испеки мне, старая, колобок». -«Да из чего испечь то? Муки нет». — «Эх, старуха, по амбару помети, по сусекам поскреби — вот и наберётся».Старуха так и сделала: намела, наскребла горсти две муки, замесила тесто н...
Какая-то старуха… Около полудня подразделение ОМОНа, в котором служил Алексей, подняли по тревоге. Городские власти приняли решение разогнать митинг, который сами же накануне согласовали. Причиной послужили лозунги, под которыми начал собираться народ.ОМОН, к...
Чаще всего, грибок локализуется именно в ванной комнате и на это есть определенные причины: высокая влажность, температура воздуха, отсутствие естественного света, а нередко и полноценной вентиляции. Все это является благодатной почвой для размножения патогенн...