— Мамочка, а мы справимся? — Обязательно справимся!

5 минут на чтение

За окном моросил дождь. Вера Николаевна тревожно всматривалась в ночную темень. Ждала, что вот-вот ее рассечет свет фар, появится машина старшего сына и она услышит давно ожидаемое известие. Сердце замирало маленьким клубочком, как испуганная птичка. Ждала сына и одновременно боялась услышать не то, на что надеялась.

А дождь все шел. Еще и свет выключили. Печально колыхался тоненький огонек свечи, бросая на стены тени от ее одинокой фигуры. И надо же было такому случиться ? Еще позавчера Олег, ее младший сын, был веселый и здоровый. А вчера «скорая» умчала его в районную больницу с сердечным приступом.

Вера Николаевна вздохнула. С ним, самым маленьким, было у нее больше всех хлопот. Старшие выучились, давно уже завели свои семьи. А Олег никак не мог найти места в жизни. Может, все началось с тех пор, как ушел в армию. Аленка, соседская девушка, обещала его ждать, и Вера Николаевна уже мысленно называла ее невесткой. Но не случилось.

Олег еще и года не прослужил, как девушка вышла замуж. От сына шли коротенькие сухие письма, будто она, мама, была в чем-то виновата. После армии Олег домой не вернулся. Прислал Вере Николаевне только поздравительную открытку с днем рождения и сообщение, что едет гостить к другу в Питер. А, если найдет работу, то там и останется.

Вера Николаевна обиделась. Как же это так? Что даже домой не заехал?

Сын из Питера писал редко, и в одном из писем, будто между прочим, сообщил, что собирается жениться. Она опять не понимала его: как так, без родительского благословения? Олег приехал совсем не тогда, когда его ждали. Приехал на похороны отца. Никто не ждал такой беды. «Сердце … » – развели бессильно руками врачи.

У Веры Николаевны от этого упоминания затекает все тело. «Только бы с Олегом было все хорошо», – хватается за ниточку надежды мысль. А тогда, в этот черный день, пыталась совестить сына. Почему так долго не ехал, почему и сейчас – один, без невестки, которой она в глаза не видела, а отец уже и не увидит.

– Ей нельзя ехать в такую даль, мама. Таня ждет ребенка. Вот родится малыш, тогда и приедем все.

Уже и не сердилась.

– Хорошая она, твоя Таня? Добрая? – расспрашивала сына, который даже фотографии жены не привез.

– Очень хорошая. И добрая. Тебе Таня понравится, мама…

Но через пять месяцев Олег снова приехал один. Черный какой-то, на себя не похож. Вера Николаевна бросилась к сыну: что случилось? Где Таня, где малыш?

– Нет больше Тани, мама. Нет…

Уже позже узнала , что Таня, ее невестка, была сиротой. Воспитывала сама двух девочек-близнецов. Работала учительницей младших классов. В школе, где бригада перекрывала крышу, ее и встретил Олег. Почему не написал матери об этом раньше? Не рассказал, когда приезжал на похороны отца? Не хотел ее в очередной раз тревожить.

Таня действительно ждала ребенка, но врачи запретили ей рожать – больные почки. Она не послушала никого. Хотела подарить Олегу, который так любил ее девочек, сына. Но все обернулось трагедией. Так быстро, что он даже не успел нарадоваться сообщению молоденькой медсестры: «У вас сын».

За минуту все засуетились, забегали, его Таню перевезли в реанимацию. А еще через мгновение услышал страшные слова: «Отказали почки». Не верил в то, что произошло. Не хотел смотреть на белый сверток, в котором лежал его сын. Крохотное существо, которое стало причиной cмeрти той, которую он очень любил.

Бросил все: маленького Ваню еще в больнице, попросил соседку присмотреть за девочками, а сам приехал домой. Вера Николаевна успокаивала сына. Ничего, вот соберутся они и поедут, заберут Ивана. Она сама еще вырастит внука. Но слова мало помогали. Олег ходил грустный, задумчивый. Будто хотел еще что-то сказать, а не решался. Как-то начал собирать вещи.

– Ты куда, сын?

– Поеду в Питер, мама. Ваню уже должны выписать из больницы. И…

Неестественная бледность заливала его лицо. Прямо на глазах у Веры Николаевны оседал на землю. Она позвала соседей. Кто-то побежал за фельдшером в медпункт. Оттуда вызвали «скорую». В районе врачи бросили одно, такое горькое слово: сердце. У нее болезненно сжалось – вспомнила недавнюю cмeрть мужа.

Ее отправили домой. У Олега остался старший сын. Обещал сегодня приехать. Где же он так долго? На дворе уже давно ночь, а Виктора все нет. Только тени на стене составляют ей компанию. Нет, кажется, сквозь дождь слышно, как гудит машина. Выбежала на улицу, навстречу слабенькому свету, прорезывавшему тьму. Это действительно был Виктор.

– Не волнуйтесь, мама. С Олегом все будет хорошо. Самое страшное – позади. Месяц-два полечится и вернется домой.

На следующий день посетила сына. Вроде уже повесел Олег, а в глазах все равно тревога.

– Ваня там, в больнице, мама. И девочки у соседки.

Как же она раньше не поняла сына? Того, чего он так долго не решался сказать? Не только про внука, но и Таниных дочерей.

– Я поеду туда, заберу их всех.

Потеплели синие-синие глаза Олегу.

— А справимся, мама?

— Справимся, не переживай, сынок, — сказала и почувствовала, как на душе стало легко-легко.

Она ехала и боялась. Что скажет близняшкам, как встретят ее девочки? А получилось все очень просто.

– Вы Вера Николаевна? – переспросила женщина, на которую Олег оставил девочек. – Заходите, они знают о вас. Олег рассказывал, что у них есть бабушка.

Две пары синих-синих глаз, почти таких, как у ее сына, смотрели испуганно и недоверчиво. Боялась дышать, сказать что-то не так.

– Собирайтесь, поедем к папе, – только и произнесла.

Теплые детские руки обняли ее за шею.

– Теперь все будет хорошо. Не плачьте, мои маленькие, — вытирала слезы, катившиеся по детским личикам – и плакала сама.

В небольшом селе живут они все: бабушка Вера Николаевна, папа Олег, дочери Маруся и Мила, сын Ваня. Он еще совсем мал. А вот девочки – надежные бабушкины помощницы. И братишку нянчат, корову пасут, в доме убирают.

Я побывала в этой необычной, усеянной тихой, такой зримой любовью, семье этим летом. Пахла детством свежескошенная трава. Вера Николаевна пересыпала сахаром на зиму малину. Девочки вернулись из леса – ходили по землянику.

– Бабушка, – бежали наперегонки, – это тебе!

Над букетами земляники, красневшие спелыми ягодами, — улыбающиеся личики. В глазах просинь летнего неба – теплая, искренняя. Вера Николаевна прижимала к себе маленького Ванечку. Где-то за лесом уже накрапывал дождь. А прямо над их домом висела радуга. Цвета в ней были светлые, веселые.

Facebook Vk Ok Twitter LinkedIn Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Тетя Шура Сколько осталось? – военврач в пропитанном кровью халате торопливо затянулся. Тяжелые все, с легкими справимся, — пожилая медсестра вздохнула, — вы бы поспали, Сергей Петрович, третьи сутки на ногах. Успею, Александра Ивановна, — офицер задумчиво по...
— Дед. Ты это… Не раскисай давай, — фельдшер вонзил в вену больного иглу шприца. — Сейчас всё поправим. Главное, инфаркта нет, а уж с давлением как-нибудь справимся. — Да я ничего. Отродясь ничем не страдал. Всю войну прошёл. Три ранения — и хоть бы пикнул. А ...
Жила-была девочка. У нее были такие чудесные светлые волосы. Называли ее Белоснежкой. Однажды мама сказала Белоснежке: «Доченька, пора вымыть голову!» Та ответила: «Ах, мамочка, я должна сидеть у окна и ждать принца, я не могу вымыть голову, у меня совсем нет ...
Санкт-Петербург, Выборг и Ленинградская область!ОЧЕНЬ НУЖНА ПЕРЕДЕРЖКА КОШКЕ-МАМЕ И 5 НОВОРОЖДЕННЫМ!!! В магазин «СтройУдача» кошка принесла своих новорожденных деток. Теперь 5 очаровательных котят и их ласковая, спокойная мамочка сидят в коробке в магазин...
Шла я как то вечером с работы через парк. Время было уже позднее, смеркалось. Смотрю, посередине дороги на аллее стоит детская коляска, такая «летняя», как их называют. Пустая, вокруг никого… Странным мне это показалось. Ну, не могла же мамочка какая-нибудь та...
Поделиться на Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники Эта история произошла в Бобруйске. У бельгийской овчарки родился щенок. Мама и малыш были живы здоровы, а потом случилось несчастье. Мамочка по имени Мальта попала под машину и погибла. У хозяев на руках о...