Один день свободы

9 минут на чтение
Подписаться
«Квартиру больше не видела – меня привезли в ПНИ, и теперь я никто»

Насте 35, последние 10 лет она живет в психоневрологическом интернате. Мы познакомились с ней лет 8 назад, когда я приехала туда с волонтерами на Рождество. Я обратила на нее внимание, потому что она была очень «живой» — длинные, ржаные волосы, веснушки, смеющиеся глаза. Она охотно общалась и жаловалась на родную тетку, которая отправила племянницу в ПНИ сразу после смерти ее матери. В интернатах таких историй очень много, не всегда они передаются достоверно, а проверить их невозможно – это частная жизнь, куда волонтеру доступ закрыт.

Спустя два года я снова приехала в интернат и разыскала Настю: это была сильно постаревшая женщина, с сетью морщин на лице, сутулая и замкнутая. «Что вам надо? Идите себе мимо», — ответила она мне. Но потом узнала, обхватила меня руками и заплакала. Мы с ней говорили почти час. Я узнала, что у нее есть родная сестра — они родились и жили в Петербурге. После смерти матери их родная тетка решила забрать сирот к себе. «Я не знаю, как это получилось. Я еще в школу ходила, когда мы уехали из Питера в Подмосковье». Больше свою питерскую квартиру она не видела.

Она закончила школу и поступила в университет на юриста. Училась хорошо. Но отношения с теткой не сложились. «Она медсестра. Я думаю, она мне что-то подсыпала в еду». У Насти появилась навязчивая идея – ей казалось, что тетка ее ненавидит и хочет отравить. Она ей прямо об этом говорила. «Сестра моя молчала, поэтому тетка ее не трогала. А меня к психиатру повела. Он сказал, что у меня галлюцинации».

В Москве у Насти появились друзья, она стала все позже возвращаться домой. «Да, я загуляла. Полюбила дискотеки, клубы, компании. Могла не прийти ночевать домой. Могла отрываться в клубах до утра». Она стала употреблять алкоголь и наркотики. Учебу не бросала, сдавала экзамены на «отлично» и «хорошо».

А вскоре тетка вызвала скорую психиатрическую помощь и отправила ее в больницу. «Она говорила им, что я угрожаю то ее убить, то себя убить. Я ничего такого не говорила. Я провела в психушке два месяца. Оттуда меня привезли в ПНИ. Сразу лишили дееспособности. Теперь я никто». Настя не смогла закончить университет. Не виделась больше с сестрой. Никогда с тех пор не была в Петербурге. «Я знаю, что сестра ушла от тетки и живет с парнем на квартире. Но она ко мне не приходит».

Она тоскливо обводит глазами свою крошечную комнату в ПНИ. Мы сидим вдвоем – ее соседка ушла гулять. Она просит у меня телефон – открывает интернет-сайт, находит страницы любимых диджеев, жадно рассматривает.

Психиатр убежден, что у Насти – навязчивая идея и шизофрения. Я не врач. Но я знакома с ней уже несколько лет и думаю, что она могла бы жить сама под небольшим присмотром. Собственно, присмотр нужен лишь для того, чтобы она приняла вовремя лекарство.

Девушка пыталась вернуть дееспособность. Она мыла полы в интернате и задабривала руководство. Ей позволили пройти медкомиссию, и она легла на месяц в психиатрическую больницу. Но там решили, что она не может жить самостоятельно и отвечать за свои действия. В восстановлении дееспособности было отказано.

Я не знаю, насколько решение комиссии объективно. Но я знаю, какие вопросы задают на таких комиссиях. Там спрашивают, кто является премьер-министром нашей страны, сколько стоит пакет молока в магазине, как оплатить задолженность за коммунальные услуги в банке. В силу своей изолированности человек из ПНИ может просто не знать ответы на такие вопросы. При этом человек, которого вырвали из привычной ему среды и переместили в жесткие условия психиатрической больницы, испытывает стресс, который тоже влияет на его состояние.

Фото: DenArt / photocentra.ru

В то же время я знаю, что в развитых странах люди с шизофренией живут в обществе — в домах ассистированного проживания или на квартирах с сопровождением соцработника, который следит за приемом препаратов. И только в остром состоянии они госпитализируются в больницу.

Отказ в восстановлении дееспособности Настя глубоко переживала. Для нее дееспособность – это свобода и возможность выходить в город. На самом деле наличие дееспособности никак не связано с правом человека выходить на улицу, а касается только возможности совершать финансовые и иные сделки. По закону ПНИ – это социальное учреждение, где люди находятся добровольно.

Однако в российских ПНИ за ворота интерната выпускают только единицы дееспособных граждан, лояльных администрации учреждения. Поэтому живущие в ПНИ люди убеждены, что возврат дееспособности – это билет на свободу. Но, к сожалению, даже наличие дееспособности не гарантирует получение такого билета – я знаю много дееспособных жителей интернатов, которые могут выйти из учреждения только по специальному пропуску.

Однажды утром Настя сбежала из интерната, а ночью ее вернули назад. Когда я ее навестила, она казалась очень спокойной.

Выслушала мои слова о том, что теперь, после побега, восстановить дееспособность будет еще труднее. «Я это понимаю, — ответила она. – Но я хотела увидеть свободных людей. Совсем забыла, как они выглядят».

Я спросила ее, как она провела свой день на свободе. Она одолжила денег у знакомых в интернате и купила билет на электричку. «Я ехала в автобусе, потом в электричке. Сама. Меня никто не трогал. Я была как все». Доехала до дома тетки, постучала в дверь. Тетка открыла, заплакала и пошла звонить в ПНИ. «Она плакала и звонила. А я на нее смотрела и спрашивала: «Почему ты со мной так поступаешь?» Потом я сидела и ждала, когда за мной приедут. Хоть дома побыла».

Этих воспоминаний ей хватит на какое-то время. Потом она опять убежит. Или умрет. Потому что так жить она не хочет.

«Квартиру больше не видела – меня привезли в ПНИ, и теперь я никто»
«Квартиру больше не видела – меня привезли в ПНИ, и теперь я никто»
«Квартиру больше не видела – меня привезли в ПНИ, и теперь я никто»

Насте 35, последние 10 лет она живет в психоневрологическом интернате. Мы познакомились с ней лет 8 назад, когда я приехала туда с волонтерами на Рождество. Я обратила на нее внимание, потому что она была очень «живой» — длинные, ржаные волосы, веснушки, смеющиеся глаза. Она охотно общалась и жаловалась на родную тетку, которая отправила племянницу в ПНИ сразу после смерти ее матери. В интернатах таких историй очень много, не всегда они передаются достоверно, а проверить их невозможно – это частная жизнь, куда волонтеру доступ закрыт.

Спустя два года я снова приехала в интернат и разыскала Настю: это была сильно постаревшая женщина, с сетью морщин на лице, сутулая и замкнутая. «Что вам надо? Идите себе мимо», — ответила она мне. Но потом узнала, обхватила меня руками и заплакала. Мы с ней говорили почти час. Я узнала, что у нее есть родная сестра — они родились и жили в Петербурге. После смерти матери их родная тетка решила забрать сирот к себе. «Я не знаю, как это получилось. Я еще в школу ходила, когда мы уехали из Питера в Подмосковье». Больше свою питерскую квартиру она не видела.

Она закончила школу и поступила в университет на юриста. Училась хорошо. Но отношения с теткой не сложились. «Она медсестра. Я думаю, она мне что-то подсыпала в еду». У Насти появилась навязчивая идея – ей казалось, что тетка ее ненавидит и хочет отравить. Она ей прямо об этом говорила. «Сестра моя молчала, поэтому тетка ее не трогала. А меня к психиатру повела. Он сказал, что у меня галлюцинации».

В Москве у Насти появились друзья, она стала все позже возвращаться домой. «Да, я загуляла. Полюбила дискотеки, клубы, компании. Могла не прийти ночевать домой. Могла отрываться в клубах до утра». Она стала употреблять алкоголь и наркотики. Учебу не бросала, сдавала экзамены на «отлично» и «хорошо».

А вскоре тетка вызвала скорую психиатрическую помощь и отправила ее в больницу. «Она говорила им, что я угрожаю то ее убить, то себя убить. Я ничего такого не говорила. Я провела в психушке два месяца. Оттуда меня привезли в ПНИ. Сразу лишили дееспособности. Теперь я никто». Настя не смогла закончить университет. Не виделась больше с сестрой. Никогда с тех пор не была в Петербурге. «Я знаю, что сестра ушла от тетки и живет с парнем на квартире. Но она ко мне не приходит».

Она тоскливо обводит глазами свою крошечную комнату в ПНИ. Мы сидим вдвоем – ее соседка ушла гулять. Она просит у меня телефон – открывает интернет-сайт, находит страницы любимых диджеев, жадно рассматривает.

Психиатр убежден, что у Насти – навязчивая идея и шизофрения. Я не врач. Но я знакома с ней уже несколько лет и думаю, что она могла бы жить сама под небольшим присмотром. Собственно, присмотр нужен лишь для того, чтобы она приняла вовремя лекарство.

Девушка пыталась вернуть дееспособность. Она мыла полы в интернате и задабривала руководство. Ей позволили пройти медкомиссию, и она легла на месяц в психиатрическую больницу. Но там решили, что она не может жить самостоятельно и отвечать за свои действия. В восстановлении дееспособности было отказано.

Я не знаю, насколько решение комиссии объективно. Но я знаю, какие вопросы задают на таких комиссиях. Там спрашивают, кто является премьер-министром нашей страны, сколько стоит пакет молока в магазине, как оплатить задолженность за коммунальные услуги в банке. В силу своей изолированности человек из ПНИ может просто не знать ответы на такие вопросы. При этом человек, которого вырвали из привычной ему среды и переместили в жесткие условия психиатрической больницы, испытывает стресс, который тоже влияет на его состояние.

Фото: DenArt / photocentra.ru

В то же время я знаю, что в развитых странах люди с шизофренией живут в обществе — в домах ассистированного проживания или на квартирах с сопровождением соцработника, который следит за приемом препаратов. И только в остром состоянии они госпитализируются в больницу.

Отказ в восстановлении дееспособности Настя глубоко переживала. Для нее дееспособность – это свобода и возможность выходить в город. На самом деле наличие дееспособности никак не связано с правом человека выходить на улицу, а касается только возможности совершать финансовые и иные сделки. По закону ПНИ – это социальное учреждение, где люди находятся добровольно.

Однако в российских ПНИ за ворота интерната выпускают только единицы дееспособных граждан, лояльных администрации учреждения. Поэтому живущие в ПНИ люди убеждены, что возврат дееспособности – это билет на свободу. Но, к сожалению, даже наличие дееспособности не гарантирует получение такого билета – я знаю много дееспособных жителей интернатов, которые могут выйти из учреждения только по специальному пропуску.

Однажды утром Настя сбежала из интерната, а ночью ее вернули назад. Когда я ее навестила, она казалась очень спокойной.

Выслушала мои слова о том, что теперь, после побега, восстановить дееспособность будет еще труднее. «Я это понимаю, — ответила она. – Но я хотела увидеть свободных людей. Совсем забыла, как они выглядят».

Я спросила ее, как она провела свой день на свободе. Она одолжила денег у знакомых в интернате и купила билет на электричку. «Я ехала в автобусе, потом в электричке. Сама. Меня никто не трогал. Я была как все». Доехала до дома тетки, постучала в дверь. Тетка открыла, заплакала и пошла звонить в ПНИ. «Она плакала и звонила. А я на нее смотрела и спрашивала: «Почему ты со мной так поступаешь?» Потом я сидела и ждала, когда за мной приедут. Хоть дома побыла».

Этих воспоминаний ей хватит на какое-то время. Потом она опять убежит. Или умрет. Потому что так жить она не хочет.

loading...
loading...

Фото: DenArt / photocentra.ru

  • Pinterest
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Facebook Vk Ok Twitter LinkedIn Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Но всего несколько людей во всём мире знают историю женщины, которая стала прототипом знаменитой скульптуры. Кстати говоря, не все знают и о том, что полное название статуи Свободы звучит как «Свобода, озаряющая мир». Задумка создания статуи Свободы как символ...
Но всего несколько людей во всём мире знают историю женщины, которая стала прототипом знаменитой скульптуры. Кстати говоря также, не все знают, что полное название Статуи Свободы звучит как «Свобода, озаряющая мир».   Задумка создания Статуи Свободы как символ...
Несмотря на громкий заголовок этот пост всего лишь о месте, которое находится позади всем известной Статуи Свободы. Про статую знают все, а вот про то, что находится позади нее уже не многие приехавшие в Нью-Йорк. Не взирая на близость к Манхэттену, место на у...
В один прекрасный день Нептуну захотелось выпить с кем-то из живых людей.  Тут плывет французкий корабль, он утопил и оставил в живых одного француза и говорит ему:   один прекрасный день Нептуну захотелось выпить с кем-то из живых людей.   Тут плывет французк...
Какого числа День святого Валентина в 2018 году: когда и как праздновать День влюбленных – 2018. День святого Валентина – это праздник, которого с нетерпением и трепетом из года в год ждут все влюбленные. Ведь другое название праздника – День всех влюбленных. ...
Какого числа Татьянин день (День студента) в 2018 году: дата, когда и как праздновать. Татьянин день, который также называют Днем студента, не является официальным праздником. Однако он имеет большое значение для огромного количества людей и празднуется доволь...