«Ты посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь!»

час на чтение
Подписаться

Ольга открыла дверь квартиры и вошла внутрь. Алексей невозмутимо лежал и смотрел телевизор.

«Оль, ты? Вечерком в клуб сгоняем? Только мелкую отвези родителям!», — крикнул он, не выходя оттуда.

«Мамочка пришла! Привет!», — из комнаты выбежала пятилетняя Маша и обняла ее за ноги.

«Ты как? Вы покушали?», — Ольга прошла на кухню. В мойке стояла пустая тарелка из-под пельменей, на столе валялись какие-то упаковки из-под полуфабрикатов.

«Ты ела?», — наклонилась она к Маше.

«Только сок допила со вчера оставался», — тихо ответила девочка. Чувствуя, как внутри все закипает, молодая женщина прошла в зал.

«Леш, что за дела? Я же тебе сказала, сходить в магазин, ты же сегодня зарплату получил. Купить поесть!», — выпалила она.

«А я и купил. Мясо там еще в заморозке. Что-то сварил себе. Че за паника?», — он в упор посмотрел на нее зелеными глазами, которые еще недавно сводили с ума.

— Леш, ну надо было молочное, соку, фруктов каких-то. Она что, пельмени твои будет есть? Ребенок это, Леша! — старясь не раздражаться, начала объяснять Ольга.

С Алексеем они начали жить недавно. Она переехала к нему в квартиру. Подружки завидовали: красавец внешне, с хорошей работой, машиной. 27 лет (самой Ольге было 30). Не женат.

Ольга тоже была хороша — внешность в стиле Барби, высокая, белокурая, с большими голубыми глазами. Она радовалась, что наконец-то нашла свое счастье. Хотелось иметь рядом принца. Чтобы и внешне хорош, и за душой что-то было.

Планка второй половины у нее была завышена. Хватит и того, что однажды друг бросил ее беременную и исчез в неизвестном направлении.

Теперь она достойна самого лучшего! Так Ольга и рассуждала. С Алексеем познакомились в клубе. Роман стремительно набирал обороты.

Правда, узнав о существовании ребенка, Алексей скорчил кислую мину. Но Ольга, влюбленная, не думающая о плохом, списала это на то, что он еще молод. А Маша, полюбит он ее.

С родителями Леша пока не знакомился. И когда она робко сделала попытку пригласить к себе маму и папу, отрезал:

— Оль, ну давай хоть пообвыкнемся! Ты дочь уже притащила, сейчас что. всех своих родственников тут соберешь?

— Ну они же не жить, просто, узнать поближе, — робко начала она.

— Нет. Я пока… не готов. Немного погодим, хорошо? — Алексей нежно поцеловал молодую женщину в носик.

И вот тут разыгралась эта сцена.

— Леш, ты просто…. У тебя детей нет и ты не понимаешь. Ребенку нужно другое питание. Зашел бы, йогуртов там взял или еще чего. Ну ничего, ты привыкнешь. Может, снова в магазин сходишь? А то я только парочку взяла, думала, ты закупился, — начала Ольга.

Маша, взяв у мамы йогурт, тихонько ушла на кухню. Она была девочка очень спокойная, воспитанная. Никогда не капризничала, взрослым не докучала. Любила рисовать, наряжать кукол.

«Идеальный ребенок», — завистливо вздыхали знакомые. Тут же рассказывая о капризах своих чад. Ольга повернулась, чтобы выйти за дочкой, но ее остановил Алексей.

— Слышь, Оль. А ты что мне сцены устраиваешь, а? Мы же вроде договорились на берегу, чтобы вот без этих бабских истерик? — он приподнял бровь.

— Какие сцены, Леш? Ты получил деньги, пошел в магазин. Трудно было что-то купить? — развела руками Ольга.

— Погоди. Я купил, че не так? — нахмурился он.

— Нет, но ты купил для нас. Ты считаешь, что Маша будет есть…. — начала она, но он ее оборвал на полуслове.

— Да я ниче не считаю! Я для нас и покупал! Причем тут вообще твоя Маша, я не понял?

— Как это? Но она же… Ей же надо, — Ольга почувствовала комок в горле.

— Слушай, если ей надо, ты и покупай. Извини, но содержать чужого ребенка я не подвязывался. Сначала там йогурты-соки. Дальше что? Платьица, туфельки, подготовка к школе и прочее? Она мне кто? Я с какого перепуга ее спонсировать должен, а? Ей отец родной не помогает, сама говорила, кинул тебя. Ни алиментов, ничего. А тут такой добрый дядя нашелся, на которого ты свою дочь повесить хочешь? Может, ты ей скажешь еще меня «папой» называть? Знаешь что, я разрешил тебе взять ее к себе в квартиру. Этого мало? Но покупать я ей ничего не собираюсь. И деньги давать тоже. На тебя — да. Хочешь, пойдем купим тебе, что нужно. Косметику, одежду, в клуб сходим. Но на девочку я не дам ни копейки, ты поняла? — Алексей стоял рядом и смотрел ей в глаза.

Ольга отказывалась верить услышанному. Так не бывает. И принцы так себя не ведут. А она-то хвасталась подругам… Что шубку новую купили. Что духи любых марок берет.

— Леш, ты сейчас… Ты вот серьезно? — она почувствовала, что плачет.

— Оль, не драматизируй, а? Из-за какого-то некупленного йогурта и сока начала ныть. Ты молодая женщина, тебе надо жизнь свою устраивать. У тебя мать дома сидит, отец один работает. Отдай ей Машку и все. Будешь денег ей давать, со своих, разумеется. И нормально жить станем, — Алексей попробовал ее обнять.

— Отдать? Да ты в своем уме? Она что, хомячок? Леш, ты что несешь? Если ты меня любишь, то, мой ребенок… Его ты тоже должен любить! — выдвинула последний аргумент Ольга.

— Должен? Да я ничего тебе не должен! Это ты от кого рожала, ему эти требования и выдвигай! Говорили мне ребята, не связывайся. Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал! Что ты меня смотришь? 18-20-летних красавиц полно! И пальцем щелкну, прибегут. Оля, прибегут! Потому что вас полно, а мужчин мало. А ты бы со мной встречаться стала, если бы я был как Квазимодо? А? И жил бы в общаге? Или вообще не работал? Ты ж на это повелась! А сейчас от меня вселенских поступков ждешь? Извини. Не ко мне! — и Алексей отвернулся к экрану.

Она не помнила, как вышла из комнаты, прикрыв дверь.

— Мам, ты чего? Мамочка, ты зачем плачешь? Ты и так устала на работе. А сейчас плачешь! Мама, не надо! Я тебя люблю, — шептала Маша, вытирая слезы с ее лица.

Спустя час они вышли из квартиры Алексея с вещами. Да и перевезти-то из все не успели. Вызвали такси. Таксист, полноватый, добродушного вида, бойко погрузил все в багажник, усадил Машу в детское кресло.

— Ты чего такая серьезная, принцесса? Хочешь сока? Или яблочко? Бери, оно мытое. Девушка, я вашей дочке яблочко дам? — таксист повернулся к Ольге, которая ничего не видела и не слышала.

— А? Что? Да не надо. Его же мыть надо, — отмахнулась Ольга.

— Мытое уже! Или сок? Вишневый вот. Надо? А то у вас дочка чуть не плачет, — не отставал мужчина.

— Вы что? Всем клиентам соки и яблоки раздаете? Благотворительностью занимаетесь? — резко ответила она.

— Да нет, что вы. Просто у меня смена скоро кончается, я домой сразу. А яблоки с поселка, от бабушки. Она моему Косте наложила опять гостинцев, так вот я и предложил. Дети же. Они всегда вкусного хотят, — бесхитростно улыбнулся таксист.

Маша выжидательно смотрела на мать.

— Ну возьми, — разрешила Ольга.

Таксист зашелестел пакетами и протянул Маше яблоко, сырок в глазури и шоколадку.

— Не надо так много. Себе оставьте, — усмехнулась Ольга.

— Да там полно. Бабуля у нас. Все балует да балует Костика. Он так-то большой у меня, самостоятельный, восемь лет уже. И суп умеет варить, и салаты там. Дома все делает, когда я на работе. И уроки успеет, и с собакой погуляет. Пекинес у нас, старенький уже, — продолжал рассказывать водитель во время поездки.

— Жена, поди, отдыхает? С такими мужем и сыном, — проговорила Ольга.

— Нету ее. Мамки нашей. Никогда не болела, а тут раз и все. Молодая такая. Косте тогда только два года было, — помолчав, ответил он.

— Извините, — покраснела Ольга.

— Да ничего. Мы справляемся, как-нибудь, — продолжил тот.

— Встретите еще свое счастье, — проговорила она.

— Да не думаю. Девушкам сейчас красавцы нужны, да с деньгами. Ну ничего, нам и так нормально. Привыкли уже. Человек ко всему привыкает. даже к одиночеству. Тем более у меня сын есть. Надо ради детей жить. А любовь, ну нет, так и что делать. Сейчас вон заеду еще Костику мячик новый куплю. Старый-то куда-то задевали, — ответил таксист.

У дома родителей он помог Ольге выгрузить вещи. Погладил Машу по голове.

— Не печальтесь. Вы прямо как с картинки обе. Дочка на вас похожа. Такая же красавица! Ну, дай Вам Бог всего! — и добродушный таксист уехал.

Дома Ольга заперлась в своей комнате. У нее не было сил даже ничего объяснять родителям. Те рисовали с Машей. И вопросов не задавали. Пришло смс-сообщение от Алексея:

— Когда перестанешь дуться и дурить, возвращайся. Но на моих условиях!

Ольга занесла его в черный список и прорыдала всю ночь. На следующий день нашла в себе силы поговорить с матерью.

— Дочка! Он пусть как хочет, так и живет, дело личное. Но то, как он к твоему ребенку относится? Нет, с таким человеком жить нельзя! Маша золотая девочка! Как она может помешать? Принцу ты обрадовалась? Ну беги к нему, а девочку оставь нам! Как он советовал! Сможешь так? Надо, чтобы мужчина вас обеих любил! Защищал! Оберегал, заботился! И почему ребенок — это прицеп? Это маленький человечек, надежда, опора. И не он вас берет, а вы его! К себе в сердце пускаете! Смотри вначале, как к дочке твоей относятся! Это и будет показатель любви к тебе! А что восхищалась ты, что красавец. Оленька, с лица воду не пить! — мама поцеловала Ольгу и ушла на кухню печь с Машей пирожки.

Спустя две недели, выходя с Машей из магазина с пакетами, Ольга услышала, что кто-то тронул ее за плечо. Обернулась. Тот самый таксист. А рядом с ним — темноволосый сероглазый мальчик. С ямочками на щечках. совсем не похожий на отца.

— Здравствуйте! А вы тоже за покупками? — улыбнулся мужчина.

— Да… гуляли вон. Маше нужно было кое-что из одежды купить. Но она хотела пальто в цветочек летнее, а тут такого нет, — ответила Ольга.

— Я знаю, где есть, тетя. Мы там куртку мне покупали. И как раз мама с девочкой вроде вашей, маленькой, покупали такое! — ответил мальчик.

— Костя, ну что ты, они сами знают, где! — пробовал вмешаться отец.

— Да ладно, скажи, куда идти надо? — улыбнулась Ольга.

— Зачем идти? Мы с папкой на машине. Довезем вас. Давайте я сумки понесу ваши! — Костя взял из рук ошеломленной Ольги пакеты.

— Да… Не представились что-то. Меня Михаил зовут, — сказал таксист.

— Ольга.

По дороге Костя рассказал, что они сегодня с папой картошку будут делать у бабушки на костре за домом. И шашлыки. И если Ольга хочет, то может прийти. Вместе с Машей.

— Что это за мужик с тобой был? У торгового? Толстый такой! — позвонила ей вечером подруга.

— Он не толстый. А очень хороший. Михаил это, — ответила та.

Ольга и Михаил поженились через полгода. Мужчина все делает для семьи. Он обожает Машу, как родную дочь. Костик во всем помогает девочке и новой маме.

— Как королева себя чувствую! Не думала, что в одночасье обрету семью и меня будут так любить мои мальчики! — смеется Ольга.

Но она довольна. Михаила и его заботу оценила по достоинству. Тот много работает. Накопил ей и детям на путевку.

— А вдвоем потом съездим! Главное — сейчас вы отдохнете! — улыбается он.

Он просто очень любит свою семью, этот простой и совсем не идеальный внешне мужчина…

Источник

Ольга открыла дверь квартиры и вошла внутрь. Алексей невозмутимо лежал и смотрел телевизор.

«Оль, ты? Вечерком в клуб сгоняем? Только мелкую отвези родителям!», — крикнул он, не выходя оттуда.

«Мамочка пришла! Привет!», — из комнаты выбежала пятилетняя Маша и обняла ее за ноги.

«Ты как? Вы покушали?», — Ольга прошла на кухню. В мойке стояла пустая тарелка из-под пельменей, на столе валялись какие-то упаковки из-под полуфабрикатов.

«Ты ела?», — наклонилась она к Маше.

«Только сок допила со вчера оставался», — тихо ответила девочка. Чувствуя, как внутри все закипает, молодая женщина прошла в зал.

«Леш, что за дела? Я же тебе сказала, сходить в магазин, ты же сегодня зарплату получил. Купить поесть!», — выпалила она.

«А я и купил. Мясо там еще в заморозке. Что-то сварил себе. Че за паника?», — он в упор посмотрел на нее зелеными глазами, которые еще недавно сводили с ума.

— Леш, ну надо было молочное, соку, фруктов каких-то. Она что, пельмени твои будет есть? Ребенок это, Леша! — старясь не раздражаться, начала объяснять Ольга.

С Алексеем они начали жить недавно. Она переехала к нему в квартиру. Подружки завидовали: красавец внешне, с хорошей работой, машиной. 27 лет (самой Ольге было 30). Не женат.

Ольга тоже была хороша — внешность в стиле Барби, высокая, белокурая, с большими голубыми глазами. Она радовалась, что наконец-то нашла свое счастье. Хотелось иметь рядом принца. Чтобы и внешне хорош, и за душой что-то было.

Планка второй половины у нее была завышена. Хватит и того, что однажды друг бросил ее беременную и исчез в неизвестном направлении.

Теперь она достойна самого лучшего! Так Ольга и рассуждала. С Алексеем познакомились в клубе. Роман стремительно набирал обороты.

Правда, узнав о существовании ребенка, Алексей скорчил кислую мину. Но Ольга, влюбленная, не думающая о плохом, списала это на то, что он еще молод. А Маша, полюбит он ее.

С родителями Леша пока не знакомился. И когда она робко сделала попытку пригласить к себе маму и папу, отрезал:

— Оль, ну давай хоть пообвыкнемся! Ты дочь уже притащила, сейчас что. всех своих родственников тут соберешь?

— Ну они же не жить, просто, узнать поближе, — робко начала она.

— Нет. Я пока… не готов. Немного погодим, хорошо? — Алексей нежно поцеловал молодую женщину в носик.

И вот тут разыгралась эта сцена.

— Леш, ты просто…. У тебя детей нет и ты не понимаешь. Ребенку нужно другое питание. Зашел бы, йогуртов там взял или еще чего. Ну ничего, ты привыкнешь. Может, снова в магазин сходишь? А то я только парочку взяла, думала, ты закупился, — начала Ольга.

Маша, взяв у мамы йогурт, тихонько ушла на кухню. Она была девочка очень спокойная, воспитанная. Никогда не капризничала, взрослым не докучала. Любила рисовать, наряжать кукол.

«Идеальный ребенок», — завистливо вздыхали знакомые. Тут же рассказывая о капризах своих чад. Ольга повернулась, чтобы выйти за дочкой, но ее остановил Алексей.

— Слышь, Оль. А ты что мне сцены устраиваешь, а? Мы же вроде договорились на берегу, чтобы вот без этих бабских истерик? — он приподнял бровь.

— Какие сцены, Леш? Ты получил деньги, пошел в магазин. Трудно было что-то купить? — развела руками Ольга.

— Погоди. Я купил, че не так? — нахмурился он.

— Нет, но ты купил для нас. Ты считаешь, что Маша будет есть…. — начала она, но он ее оборвал на полуслове.

— Да я ниче не считаю! Я для нас и покупал! Причем тут вообще твоя Маша, я не понял?

— Как это? Но она же… Ей же надо, — Ольга почувствовала комок в горле.

— Слушай, если ей надо, ты и покупай. Извини, но содержать чужого ребенка я не подвязывался. Сначала там йогурты-соки. Дальше что? Платьица, туфельки, подготовка к школе и прочее? Она мне кто? Я с какого перепуга ее спонсировать должен, а? Ей отец родной не помогает, сама говорила, кинул тебя. Ни алиментов, ничего. А тут такой добрый дядя нашелся, на которого ты свою дочь повесить хочешь? Может, ты ей скажешь еще меня «папой» называть? Знаешь что, я разрешил тебе взять ее к себе в квартиру. Этого мало? Но покупать я ей ничего не собираюсь. И деньги давать тоже. На тебя — да. Хочешь, пойдем купим тебе, что нужно. Косметику, одежду, в клуб сходим. Но на девочку я не дам ни копейки, ты поняла? — Алексей стоял рядом и смотрел ей в глаза.

Ольга отказывалась верить услышанному. Так не бывает. И принцы так себя не ведут. А она-то хвасталась подругам… Что шубку новую купили. Что духи любых марок берет.

— Леш, ты сейчас… Ты вот серьезно? — она почувствовала, что плачет.

— Оль, не драматизируй, а? Из-за какого-то некупленного йогурта и сока начала ныть. Ты молодая женщина, тебе надо жизнь свою устраивать. У тебя мать дома сидит, отец один работает. Отдай ей Машку и все. Будешь денег ей давать, со своих, разумеется. И нормально жить станем, — Алексей попробовал ее обнять.

— Отдать? Да ты в своем уме? Она что, хомячок? Леш, ты что несешь? Если ты меня любишь, то, мой ребенок… Его ты тоже должен любить! — выдвинула последний аргумент Ольга.

— Должен? Да я ничего тебе не должен! Это ты от кого рожала, ему эти требования и выдвигай! Говорили мне ребята, не связывайся. Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал! Что ты меня смотришь? 18-20-летних красавиц полно! И пальцем щелкну, прибегут. Оля, прибегут! Потому что вас полно, а мужчин мало. А ты бы со мной встречаться стала, если бы я был как Квазимодо? А? И жил бы в общаге? Или вообще не работал? Ты ж на это повелась! А сейчас от меня вселенских поступков ждешь? Извини. Не ко мне! — и Алексей отвернулся к экрану.

Она не помнила, как вышла из комнаты, прикрыв дверь.

— Мам, ты чего? Мамочка, ты зачем плачешь? Ты и так устала на работе. А сейчас плачешь! Мама, не надо! Я тебя люблю, — шептала Маша, вытирая слезы с ее лица.

Спустя час они вышли из квартиры Алексея с вещами. Да и перевезти-то из все не успели. Вызвали такси. Таксист, полноватый, добродушного вида, бойко погрузил все в багажник, усадил Машу в детское кресло.

— Ты чего такая серьезная, принцесса? Хочешь сока? Или яблочко? Бери, оно мытое. Девушка, я вашей дочке яблочко дам? — таксист повернулся к Ольге, которая ничего не видела и не слышала.

— А? Что? Да не надо. Его же мыть надо, — отмахнулась Ольга.

— Мытое уже! Или сок? Вишневый вот. Надо? А то у вас дочка чуть не плачет, — не отставал мужчина.

— Вы что? Всем клиентам соки и яблоки раздаете? Благотворительностью занимаетесь? — резко ответила она.

— Да нет, что вы. Просто у меня смена скоро кончается, я домой сразу. А яблоки с поселка, от бабушки. Она моему Косте наложила опять гостинцев, так вот я и предложил. Дети же. Они всегда вкусного хотят, — бесхитростно улыбнулся таксист.

Маша выжидательно смотрела на мать.

— Ну возьми, — разрешила Ольга.

Таксист зашелестел пакетами и протянул Маше яблоко, сырок в глазури и шоколадку.

— Не надо так много. Себе оставьте, — усмехнулась Ольга.

— Да там полно. Бабуля у нас. Все балует да балует Костика. Он так-то большой у меня, самостоятельный, восемь лет уже. И суп умеет варить, и салаты там. Дома все делает, когда я на работе. И уроки успеет, и с собакой погуляет. Пекинес у нас, старенький уже, — продолжал рассказывать водитель во время поездки.

— Жена, поди, отдыхает? С такими мужем и сыном, — проговорила Ольга.

— Нету ее. Мамки нашей. Никогда не болела, а тут раз и все. Молодая такая. Косте тогда только два года было, — помолчав, ответил он.

— Извините, — покраснела Ольга.

— Да ничего. Мы справляемся, как-нибудь, — продолжил тот.

— Встретите еще свое счастье, — проговорила она.

— Да не думаю. Девушкам сейчас красавцы нужны, да с деньгами. Ну ничего, нам и так нормально. Привыкли уже. Человек ко всему привыкает. даже к одиночеству. Тем более у меня сын есть. Надо ради детей жить. А любовь, ну нет, так и что делать. Сейчас вон заеду еще Костику мячик новый куплю. Старый-то куда-то задевали, — ответил таксист.

У дома родителей он помог Ольге выгрузить вещи. Погладил Машу по голове.

— Не печальтесь. Вы прямо как с картинки обе. Дочка на вас похожа. Такая же красавица! Ну, дай Вам Бог всего! — и добродушный таксист уехал.

Дома Ольга заперлась в своей комнате. У нее не было сил даже ничего объяснять родителям. Те рисовали с Машей. И вопросов не задавали. Пришло смс-сообщение от Алексея:

— Когда перестанешь дуться и дурить, возвращайся. Но на моих условиях!

Ольга занесла его в черный список и прорыдала всю ночь. На следующий день нашла в себе силы поговорить с матерью.

— Дочка! Он пусть как хочет, так и живет, дело личное. Но то, как он к твоему ребенку относится? Нет, с таким человеком жить нельзя! Маша золотая девочка! Как она может помешать? Принцу ты обрадовалась? Ну беги к нему, а девочку оставь нам! Как он советовал! Сможешь так? Надо, чтобы мужчина вас обеих любил! Защищал! Оберегал, заботился! И почему ребенок — это прицеп? Это маленький человечек, надежда, опора. И не он вас берет, а вы его! К себе в сердце пускаете! Смотри вначале, как к дочке твоей относятся! Это и будет показатель любви к тебе! А что восхищалась ты, что красавец. Оленька, с лица воду не пить! — мама поцеловала Ольгу и ушла на кухню печь с Машей пирожки.

Спустя две недели, выходя с Машей из магазина с пакетами, Ольга услышала, что кто-то тронул ее за плечо. Обернулась. Тот самый таксист. А рядом с ним — темноволосый сероглазый мальчик. С ямочками на щечках. совсем не похожий на отца.

— Здравствуйте! А вы тоже за покупками? — улыбнулся мужчина.

— Да… гуляли вон. Маше нужно было кое-что из одежды купить. Но она хотела пальто в цветочек летнее, а тут такого нет, — ответила Ольга.

— Я знаю, где есть, тетя. Мы там куртку мне покупали. И как раз мама с девочкой вроде вашей, маленькой, покупали такое! — ответил мальчик.

— Костя, ну что ты, они сами знают, где! — пробовал вмешаться отец.

— Да ладно, скажи, куда идти надо? — улыбнулась Ольга.

— Зачем идти? Мы с папкой на машине. Довезем вас. Давайте я сумки понесу ваши! — Костя взял из рук ошеломленной Ольги пакеты.

— Да… Не представились что-то. Меня Михаил зовут, — сказал таксист.

— Ольга.

По дороге Костя рассказал, что они сегодня с папой картошку будут делать у бабушки на костре за домом. И шашлыки. И если Ольга хочет, то может прийти. Вместе с Машей.

— Что это за мужик с тобой был? У торгового? Толстый такой! — позвонила ей вечером подруга.

— Он не толстый. А очень хороший. Михаил это, — ответила та.

Ольга и Михаил поженились через полгода. Мужчина все делает для семьи. Он обожает Машу, как родную дочь. Костик во всем помогает девочке и новой маме.

— Как королева себя чувствую! Не думала, что в одночасье обрету семью и меня будут так любить мои мальчики! — смеется Ольга.

Но она довольна. Михаила и его заботу оценила по достоинству. Тот много работает. Накопил ей и детям на путевку.

— А вдвоем потом съездим! Главное — сейчас вы отдохнете! — улыбается он.

Он просто очень любит свою семью, этот простой и совсем не идеальный внешне мужчина…

Источник

Ольга открыла дверь квартиры и вошла внутрь. Алексей невозмутимо лежал и смотрел телевизор.

«Оль, ты? Вечерком в клуб сгоняем? Только мелкую отвези родителям!», — крикнул он, не выходя оттуда.

«Мамочка пришла! Привет!», — из комнаты выбежала пятилетняя Маша и обняла ее за ноги.

«Ты как? Вы покушали?», — Ольга прошла на кухню. В мойке стояла пустая тарелка из-под пельменей, на столе валялись какие-то упаковки из-под полуфабрикатов.

«Ты ела?», — наклонилась она к Маше.

«Только сок допила со вчера оставался», — тихо ответила девочка. Чувствуя, как внутри все закипает, молодая женщина прошла в зал.

«Леш, что за дела? Я же тебе сказала, сходить в магазин, ты же сегодня зарплату получил. Купить поесть!», — выпалила она.

«А я и купил. Мясо там еще в заморозке. Что-то сварил себе. Че за паника?», — он в упор посмотрел на нее зелеными глазами, которые еще недавно сводили с ума.

— Леш, ну надо было молочное, соку, фруктов каких-то. Она что, пельмени твои будет есть? Ребенок это, Леша! — старясь не раздражаться, начала объяснять Ольга.

С Алексеем они начали жить недавно. Она переехала к нему в квартиру. Подружки завидовали: красавец внешне, с хорошей работой, машиной. 27 лет (самой Ольге было 30). Не женат.

Ольга тоже была хороша — внешность в стиле Барби, высокая, белокурая, с большими голубыми глазами. Она радовалась, что наконец-то нашла свое счастье. Хотелось иметь рядом принца. Чтобы и внешне хорош, и за душой что-то было.

Планка второй половины у нее была завышена. Хватит и того, что однажды друг бросил ее беременную и исчез в неизвестном направлении.

Теперь она достойна самого лучшего! Так Ольга и рассуждала. С Алексеем познакомились в клубе. Роман стремительно набирал обороты.

Правда, узнав о существовании ребенка, Алексей скорчил кислую мину. Но Ольга, влюбленная, не думающая о плохом, списала это на то, что он еще молод. А Маша, полюбит он ее.

С родителями Леша пока не знакомился. И когда она робко сделала попытку пригласить к себе маму и папу, отрезал:

— Оль, ну давай хоть пообвыкнемся! Ты дочь уже притащила, сейчас что. всех своих родственников тут соберешь?

— Ну они же не жить, просто, узнать поближе, — робко начала она.

— Нет. Я пока… не готов. Немного погодим, хорошо? — Алексей нежно поцеловал молодую женщину в носик.

И вот тут разыгралась эта сцена.

— Леш, ты просто…. У тебя детей нет и ты не понимаешь. Ребенку нужно другое питание. Зашел бы, йогуртов там взял или еще чего. Ну ничего, ты привыкнешь. Может, снова в магазин сходишь? А то я только парочку взяла, думала, ты закупился, — начала Ольга.

Маша, взяв у мамы йогурт, тихонько ушла на кухню. Она была девочка очень спокойная, воспитанная. Никогда не капризничала, взрослым не докучала. Любила рисовать, наряжать кукол.

«Идеальный ребенок», — завистливо вздыхали знакомые. Тут же рассказывая о капризах своих чад. Ольга повернулась, чтобы выйти за дочкой, но ее остановил Алексей.

— Слышь, Оль. А ты что мне сцены устраиваешь, а? Мы же вроде договорились на берегу, чтобы вот без этих бабских истерик? — он приподнял бровь.

— Какие сцены, Леш? Ты получил деньги, пошел в магазин. Трудно было что-то купить? — развела руками Ольга.

— Погоди. Я купил, че не так? — нахмурился он.

— Нет, но ты купил для нас. Ты считаешь, что Маша будет есть…. — начала она, но он ее оборвал на полуслове.

— Да я ниче не считаю! Я для нас и покупал! Причем тут вообще твоя Маша, я не понял?

— Как это? Но она же… Ей же надо, — Ольга почувствовала комок в горле.

— Слушай, если ей надо, ты и покупай. Извини, но содержать чужого ребенка я не подвязывался. Сначала там йогурты-соки. Дальше что? Платьица, туфельки, подготовка к школе и прочее? Она мне кто? Я с какого перепуга ее спонсировать должен, а? Ей отец родной не помогает, сама говорила, кинул тебя. Ни алиментов, ничего. А тут такой добрый дядя нашелся, на которого ты свою дочь повесить хочешь? Может, ты ей скажешь еще меня «папой» называть? Знаешь что, я разрешил тебе взять ее к себе в квартиру. Этого мало? Но покупать я ей ничего не собираюсь. И деньги давать тоже. На тебя — да. Хочешь, пойдем купим тебе, что нужно. Косметику, одежду, в клуб сходим. Но на девочку я не дам ни копейки, ты поняла? — Алексей стоял рядом и смотрел ей в глаза.

Ольга отказывалась верить услышанному. Так не бывает. И принцы так себя не ведут. А она-то хвасталась подругам… Что шубку новую купили. Что духи любых марок берет.

— Леш, ты сейчас… Ты вот серьезно? — она почувствовала, что плачет.

— Оль, не драматизируй, а? Из-за какого-то некупленного йогурта и сока начала ныть. Ты молодая женщина, тебе надо жизнь свою устраивать. У тебя мать дома сидит, отец один работает. Отдай ей Машку и все. Будешь денег ей давать, со своих, разумеется. И нормально жить станем, — Алексей попробовал ее обнять.

— Отдать? Да ты в своем уме? Она что, хомячок? Леш, ты что несешь? Если ты меня любишь, то, мой ребенок… Его ты тоже должен любить! — выдвинула последний аргумент Ольга.

— Должен? Да я ничего тебе не должен! Это ты от кого рожала, ему эти требования и выдвигай! Говорили мне ребята, не связывайся. Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал! Что ты меня смотришь? 18-20-летних красавиц полно! И пальцем щелкну, прибегут. Оля, прибегут! Потому что вас полно, а мужчин мало. А ты бы со мной встречаться стала, если бы я был как Квазимодо? А? И жил бы в общаге? Или вообще не работал? Ты ж на это повелась! А сейчас от меня вселенских поступков ждешь? Извини. Не ко мне! — и Алексей отвернулся к экрану.

Она не помнила, как вышла из комнаты, прикрыв дверь.

— Мам, ты чего? Мамочка, ты зачем плачешь? Ты и так устала на работе. А сейчас плачешь! Мама, не надо! Я тебя люблю, — шептала Маша, вытирая слезы с ее лица.

Спустя час они вышли из квартиры Алексея с вещами. Да и перевезти-то из все не успели. Вызвали такси. Таксист, полноватый, добродушного вида, бойко погрузил все в багажник, усадил Машу в детское кресло.

— Ты чего такая серьезная, принцесса? Хочешь сока? Или яблочко? Бери, оно мытое. Девушка, я вашей дочке яблочко дам? — таксист повернулся к Ольге, которая ничего не видела и не слышала.

— А? Что? Да не надо. Его же мыть надо, — отмахнулась Ольга.

— Мытое уже! Или сок? Вишневый вот. Надо? А то у вас дочка чуть не плачет, — не отставал мужчина.

— Вы что? Всем клиентам соки и яблоки раздаете? Благотворительностью занимаетесь? — резко ответила она.

— Да нет, что вы. Просто у меня смена скоро кончается, я домой сразу. А яблоки с поселка, от бабушки. Она моему Косте наложила опять гостинцев, так вот я и предложил. Дети же. Они всегда вкусного хотят, — бесхитростно улыбнулся таксист.

Маша выжидательно смотрела на мать.

— Ну возьми, — разрешила Ольга.

Таксист зашелестел пакетами и протянул Маше яблоко, сырок в глазури и шоколадку.

— Не надо так много. Себе оставьте, — усмехнулась Ольга.

— Да там полно. Бабуля у нас. Все балует да балует Костика. Он так-то большой у меня, самостоятельный, восемь лет уже. И суп умеет варить, и салаты там. Дома все делает, когда я на работе. И уроки успеет, и с собакой погуляет. Пекинес у нас, старенький уже, — продолжал рассказывать водитель во время поездки.

— Жена, поди, отдыхает? С такими мужем и сыном, — проговорила Ольга.

— Нету ее. Мамки нашей. Никогда не болела, а тут раз и все. Молодая такая. Косте тогда только два года было, — помолчав, ответил он.

— Извините, — покраснела Ольга.

— Да ничего. Мы справляемся, как-нибудь, — продолжил тот.

— Встретите еще свое счастье, — проговорила она.

— Да не думаю. Девушкам сейчас красавцы нужны, да с деньгами. Ну ничего, нам и так нормально. Привыкли уже. Человек ко всему привыкает. даже к одиночеству. Тем более у меня сын есть. Надо ради детей жить. А любовь, ну нет, так и что делать. Сейчас вон заеду еще Костику мячик новый куплю. Старый-то куда-то задевали, — ответил таксист.

У дома родителей он помог Ольге выгрузить вещи. Погладил Машу по голове.

— Не печальтесь. Вы прямо как с картинки обе. Дочка на вас похожа. Такая же красавица! Ну, дай Вам Бог всего! — и добродушный таксист уехал.

Дома Ольга заперлась в своей комнате. У нее не было сил даже ничего объяснять родителям. Те рисовали с Машей. И вопросов не задавали. Пришло смс-сообщение от Алексея:

— Когда перестанешь дуться и дурить, возвращайся. Но на моих условиях!

Ольга занесла его в черный список и прорыдала всю ночь. На следующий день нашла в себе силы поговорить с матерью.

— Дочка! Он пусть как хочет, так и живет, дело личное. Но то, как он к твоему ребенку относится? Нет, с таким человеком жить нельзя! Маша золотая девочка! Как она может помешать? Принцу ты обрадовалась? Ну беги к нему, а девочку оставь нам! Как он советовал! Сможешь так? Надо, чтобы мужчина вас обеих любил! Защищал! Оберегал, заботился! И почему ребенок — это прицеп? Это маленький человечек, надежда, опора. И не он вас берет, а вы его! К себе в сердце пускаете! Смотри вначале, как к дочке твоей относятся! Это и будет показатель любви к тебе! А что восхищалась ты, что красавец. Оленька, с лица воду не пить! — мама поцеловала Ольгу и ушла на кухню печь с Машей пирожки.

Спустя две недели, выходя с Машей из магазина с пакетами, Ольга услышала, что кто-то тронул ее за плечо. Обернулась. Тот самый таксист. А рядом с ним — темноволосый сероглазый мальчик. С ямочками на щечках. совсем не похожий на отца.

— Здравствуйте! А вы тоже за покупками? — улыбнулся мужчина.

— Да… гуляли вон. Маше нужно было кое-что из одежды купить. Но она хотела пальто в цветочек летнее, а тут такого нет, — ответила Ольга.

— Я знаю, где есть, тетя. Мы там куртку мне покупали. И как раз мама с девочкой вроде вашей, маленькой, покупали такое! — ответил мальчик.

— Костя, ну что ты, они сами знают, где! — пробовал вмешаться отец.

— Да ладно, скажи, куда идти надо? — улыбнулась Ольга.

— Зачем идти? Мы с папкой на машине. Довезем вас. Давайте я сумки понесу ваши! — Костя взял из рук ошеломленной Ольги пакеты.

— Да… Не представились что-то. Меня Михаил зовут, — сказал таксист.

— Ольга.

По дороге Костя рассказал, что они сегодня с папой картошку будут делать у бабушки на костре за домом. И шашлыки. И если Ольга хочет, то может прийти. Вместе с Машей.

— Что это за мужик с тобой был? У торгового? Толстый такой! — позвонила ей вечером подруга.

— Он не толстый. А очень хороший. Михаил это, — ответила та.

Ольга и Михаил поженились через полгода. Мужчина все делает для семьи. Он обожает Машу, как родную дочь. Костик во всем помогает девочке и новой маме.

— Как королева себя чувствую! Не думала, что в одночасье обрету семью и меня будут так любить мои мальчики! — смеется Ольга.

Но она довольна. Михаила и его заботу оценила по достоинству. Тот много работает. Накопил ей и детям на путевку.

— А вдвоем потом съездим! Главное — сейчас вы отдохнете! — улыбается он.

Он просто очень любит свою семью, этот простой и совсем не идеальный внешне мужчина…

Источник

Ольга открыла дверь квартиры и вошла внутрь. Алексей невозмутимо лежал и смотрел телевизор.

«Оль, ты? Вечерком в клуб сгоняем? Только мелкую отвези родителям!», — крикнул он, не выходя оттуда.

«Мамочка пришла! Привет!», — из комнаты выбежала пятилетняя Маша и обняла ее за ноги.

«Ты как? Вы покушали?», — Ольга прошла на кухню. В мойке стояла пустая тарелка из-под пельменей, на столе валялись какие-то упаковки из-под полуфабрикатов.

«Ты ела?», — наклонилась она к Маше.

«Только сок допила со вчера оставался», — тихо ответила девочка. Чувствуя, как внутри все закипает, молодая женщина прошла в зал.

«Леш, что за дела? Я же тебе сказала, сходить в магазин, ты же сегодня зарплату получил. Купить поесть!», — выпалила она.

«А я и купил. Мясо там еще в заморозке. Что-то сварил себе. Че за паника?», — он в упор посмотрел на нее зелеными глазами, которые еще недавно сводили с ума.

— Леш, ну надо было молочное, соку, фруктов каких-то. Она что, пельмени твои будет есть? Ребенок это, Леша! — старясь не раздражаться, начала объяснять Ольга.

С Алексеем они начали жить недавно. Она переехала к нему в квартиру. Подружки завидовали: красавец внешне, с хорошей работой, машиной. 27 лет (самой Ольге было 30). Не женат.

Ольга тоже была хороша — внешность в стиле Барби, высокая, белокурая, с большими голубыми глазами. Она радовалась, что наконец-то нашла свое счастье. Хотелось иметь рядом принца. Чтобы и внешне хорош, и за душой что-то было.

Планка второй половины у нее была завышена. Хватит и того, что однажды друг бросил ее беременную и исчез в неизвестном направлении.

Теперь она достойна самого лучшего! Так Ольга и рассуждала. С Алексеем познакомились в клубе. Роман стремительно набирал обороты.

Правда, узнав о существовании ребенка, Алексей скорчил кислую мину. Но Ольга, влюбленная, не думающая о плохом, списала это на то, что он еще молод. А Маша, полюбит он ее.

С родителями Леша пока не знакомился. И когда она робко сделала попытку пригласить к себе маму и папу, отрезал:

— Оль, ну давай хоть пообвыкнемся! Ты дочь уже притащила, сейчас что. всех своих родственников тут соберешь?

— Ну они же не жить, просто, узнать поближе, — робко начала она.

— Нет. Я пока… не готов. Немного погодим, хорошо? — Алексей нежно поцеловал молодую женщину в носик.

И вот тут разыгралась эта сцена.

— Леш, ты просто…. У тебя детей нет и ты не понимаешь. Ребенку нужно другое питание. Зашел бы, йогуртов там взял или еще чего. Ну ничего, ты привыкнешь. Может, снова в магазин сходишь? А то я только парочку взяла, думала, ты закупился, — начала Ольга.

Маша, взяв у мамы йогурт, тихонько ушла на кухню. Она была девочка очень спокойная, воспитанная. Никогда не капризничала, взрослым не докучала. Любила рисовать, наряжать кукол.

«Идеальный ребенок», — завистливо вздыхали знакомые. Тут же рассказывая о капризах своих чад. Ольга повернулась, чтобы выйти за дочкой, но ее остановил Алексей.

— Слышь, Оль. А ты что мне сцены устраиваешь, а? Мы же вроде договорились на берегу, чтобы вот без этих бабских истерик? — он приподнял бровь.

— Какие сцены, Леш? Ты получил деньги, пошел в магазин. Трудно было что-то купить? — развела руками Ольга.

— Погоди. Я купил, че не так? — нахмурился он.

— Нет, но ты купил для нас. Ты считаешь, что Маша будет есть…. — начала она, но он ее оборвал на полуслове.

— Да я ниче не считаю! Я для нас и покупал! Причем тут вообще твоя Маша, я не понял?

— Как это? Но она же… Ей же надо, — Ольга почувствовала комок в горле.

— Слушай, если ей надо, ты и покупай. Извини, но содержать чужого ребенка я не подвязывался. Сначала там йогурты-соки. Дальше что? Платьица, туфельки, подготовка к школе и прочее? Она мне кто? Я с какого перепуга ее спонсировать должен, а? Ей отец родной не помогает, сама говорила, кинул тебя. Ни алиментов, ничего. А тут такой добрый дядя нашелся, на которого ты свою дочь повесить хочешь? Может, ты ей скажешь еще меня «папой» называть? Знаешь что, я разрешил тебе взять ее к себе в квартиру. Этого мало? Но покупать я ей ничего не собираюсь. И деньги давать тоже. На тебя — да. Хочешь, пойдем купим тебе, что нужно. Косметику, одежду, в клуб сходим. Но на девочку я не дам ни копейки, ты поняла? — Алексей стоял рядом и смотрел ей в глаза.

Ольга отказывалась верить услышанному. Так не бывает. И принцы так себя не ведут. А она-то хвасталась подругам… Что шубку новую купили. Что духи любых марок берет.

— Леш, ты сейчас… Ты вот серьезно? — она почувствовала, что плачет.

— Оль, не драматизируй, а? Из-за какого-то некупленного йогурта и сока начала ныть. Ты молодая женщина, тебе надо жизнь свою устраивать. У тебя мать дома сидит, отец один работает. Отдай ей Машку и все. Будешь денег ей давать, со своих, разумеется. И нормально жить станем, — Алексей попробовал ее обнять.

— Отдать? Да ты в своем уме? Она что, хомячок? Леш, ты что несешь? Если ты меня любишь, то, мой ребенок… Его ты тоже должен любить! — выдвинула последний аргумент Ольга.

— Должен? Да я ничего тебе не должен! Это ты от кого рожала, ему эти требования и выдвигай! Говорили мне ребята, не связывайся. Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал! Что ты меня смотришь? 18-20-летних красавиц полно! И пальцем щелкну, прибегут. Оля, прибегут! Потому что вас полно, а мужчин мало. А ты бы со мной встречаться стала, если бы я был как Квазимодо? А? И жил бы в общаге? Или вообще не работал? Ты ж на это повелась! А сейчас от меня вселенских поступков ждешь? Извини. Не ко мне! — и Алексей отвернулся к экрану.

Она не помнила, как вышла из комнаты, прикрыв дверь.

— Мам, ты чего? Мамочка, ты зачем плачешь? Ты и так устала на работе. А сейчас плачешь! Мама, не надо! Я тебя люблю, — шептала Маша, вытирая слезы с ее лица.

Спустя час они вышли из квартиры Алексея с вещами. Да и перевезти-то из все не успели. Вызвали такси. Таксист, полноватый, добродушного вида, бойко погрузил все в багажник, усадил Машу в детское кресло.

— Ты чего такая серьезная, принцесса? Хочешь сока? Или яблочко? Бери, оно мытое. Девушка, я вашей дочке яблочко дам? — таксист повернулся к Ольге, которая ничего не видела и не слышала.

— А? Что? Да не надо. Его же мыть надо, — отмахнулась Ольга.

— Мытое уже! Или сок? Вишневый вот. Надо? А то у вас дочка чуть не плачет, — не отставал мужчина.

— Вы что? Всем клиентам соки и яблоки раздаете? Благотворительностью занимаетесь? — резко ответила она.

— Да нет, что вы. Просто у меня смена скоро кончается, я домой сразу. А яблоки с поселка, от бабушки. Она моему Косте наложила опять гостинцев, так вот я и предложил. Дети же. Они всегда вкусного хотят, — бесхитростно улыбнулся таксист.

Маша выжидательно смотрела на мать.

— Ну возьми, — разрешила Ольга.

Таксист зашелестел пакетами и протянул Маше яблоко, сырок в глазури и шоколадку.

— Не надо так много. Себе оставьте, — усмехнулась Ольга.

— Да там полно. Бабуля у нас. Все балует да балует Костика. Он так-то большой у меня, самостоятельный, восемь лет уже. И суп умеет варить, и салаты там. Дома все делает, когда я на работе. И уроки успеет, и с собакой погуляет. Пекинес у нас, старенький уже, — продолжал рассказывать водитель во время поездки.

— Жена, поди, отдыхает? С такими мужем и сыном, — проговорила Ольга.

— Нету ее. Мамки нашей. Никогда не болела, а тут раз и все. Молодая такая. Косте тогда только два года было, — помолчав, ответил он.

— Извините, — покраснела Ольга.

— Да ничего. Мы справляемся, как-нибудь, — продолжил тот.

— Встретите еще свое счастье, — проговорила она.

— Да не думаю. Девушкам сейчас красавцы нужны, да с деньгами. Ну ничего, нам и так нормально. Привыкли уже. Человек ко всему привыкает. даже к одиночеству. Тем более у меня сын есть. Надо ради детей жить. А любовь, ну нет, так и что делать. Сейчас вон заеду еще Костику мячик новый куплю. Старый-то куда-то задевали, — ответил таксист.

У дома родителей он помог Ольге выгрузить вещи. Погладил Машу по голове.

— Не печальтесь. Вы прямо как с картинки обе. Дочка на вас похожа. Такая же красавица! Ну, дай Вам Бог всего! — и добродушный таксист уехал.

Дома Ольга заперлась в своей комнате. У нее не было сил даже ничего объяснять родителям. Те рисовали с Машей. И вопросов не задавали. Пришло смс-сообщение от Алексея:

— Когда перестанешь дуться и дурить, возвращайся. Но на моих условиях!

Ольга занесла его в черный список и прорыдала всю ночь. На следующий день нашла в себе силы поговорить с матерью.

— Дочка! Он пусть как хочет, так и живет, дело личное. Но то, как он к твоему ребенку относится? Нет, с таким человеком жить нельзя! Маша золотая девочка! Как она может помешать? Принцу ты обрадовалась? Ну беги к нему, а девочку оставь нам! Как он советовал! Сможешь так? Надо, чтобы мужчина вас обеих любил! Защищал! Оберегал, заботился! И почему ребенок — это прицеп? Это маленький человечек, надежда, опора. И не он вас берет, а вы его! К себе в сердце пускаете! Смотри вначале, как к дочке твоей относятся! Это и будет показатель любви к тебе! А что восхищалась ты, что красавец. Оленька, с лица воду не пить! — мама поцеловала Ольгу и ушла на кухню печь с Машей пирожки.

Спустя две недели, выходя с Машей из магазина с пакетами, Ольга услышала, что кто-то тронул ее за плечо. Обернулась. Тот самый таксист. А рядом с ним — темноволосый сероглазый мальчик. С ямочками на щечках. совсем не похожий на отца.

— Здравствуйте! А вы тоже за покупками? — улыбнулся мужчина.

— Да… гуляли вон. Маше нужно было кое-что из одежды купить. Но она хотела пальто в цветочек летнее, а тут такого нет, — ответила Ольга.

— Я знаю, где есть, тетя. Мы там куртку мне покупали. И как раз мама с девочкой вроде вашей, маленькой, покупали такое! — ответил мальчик.

— Костя, ну что ты, они сами знают, где! — пробовал вмешаться отец.

— Да ладно, скажи, куда идти надо? — улыбнулась Ольга.

— Зачем идти? Мы с папкой на машине. Довезем вас. Давайте я сумки понесу ваши! — Костя взял из рук ошеломленной Ольги пакеты.

— Да… Не представились что-то. Меня Михаил зовут, — сказал таксист.

— Ольга.

По дороге Костя рассказал, что они сегодня с папой картошку будут делать у бабушки на костре за домом. И шашлыки. И если Ольга хочет, то может прийти. Вместе с Машей.

— Что это за мужик с тобой был? У торгового? Толстый такой! — позвонила ей вечером подруга.

— Он не толстый. А очень хороший. Михаил это, — ответила та.

Ольга и Михаил поженились через полгода. Мужчина все делает для семьи. Он обожает Машу, как родную дочь. Костик во всем помогает девочке и новой маме.

— Как королева себя чувствую! Не думала, что в одночасье обрету семью и меня будут так любить мои мальчики! — смеется Ольга.

Но она довольна. Михаила и его заботу оценила по достоинству. Тот много работает. Накопил ей и детям на путевку.

— А вдвоем потом съездим! Главное — сейчас вы отдохнете! — улыбается он.

Он просто очень любит свою семью, этот простой и совсем не идеальный внешне мужчина…

Источник

Ольга открыла дверь квартиры и вошла внутрь. Алексей невозмутимо лежал и смотрел телевизор.

«Оль, ты? Вечерком в клуб сгоняем? Только мелкую отвези родителям!», — крикнул он, не выходя оттуда.

«Мамочка пришла! Привет!», — из комнаты выбежала пятилетняя Маша и обняла ее за ноги.

«Ты как? Вы покушали?», — Ольга прошла на кухню. В мойке стояла пустая тарелка из-под пельменей, на столе валялись какие-то упаковки из-под полуфабрикатов.

«Ты ела?», — наклонилась она к Маше.

«Только сок допила со вчера оставался», — тихо ответила девочка. Чувствуя, как внутри все закипает, молодая женщина прошла в зал.

«Леш, что за дела? Я же тебе сказала, сходить в магазин, ты же сегодня зарплату получил. Купить поесть!», — выпалила она.

«А я и купил. Мясо там еще в заморозке. Что-то сварил себе. Че за паника?», — он в упор посмотрел на нее зелеными глазами, которые еще недавно сводили с ума.

— Леш, ну надо было молочное, соку, фруктов каких-то. Она что, пельмени твои будет есть? Ребенок это, Леша! — старясь не раздражаться, начала объяснять Ольга.

С Алексеем они начали жить недавно. Она переехала к нему в квартиру. Подружки завидовали: красавец внешне, с хорошей работой, машиной. 27 лет (самой Ольге было 30). Не женат.

Ольга тоже была хороша — внешность в стиле Барби, высокая, белокурая, с большими голубыми глазами. Она радовалась, что наконец-то нашла свое счастье. Хотелось иметь рядом принца. Чтобы и внешне хорош, и за душой что-то было.

Планка второй половины у нее была завышена. Хватит и того, что однажды друг бросил ее беременную и исчез в неизвестном направлении.

Теперь она достойна самого лучшего! Так Ольга и рассуждала. С Алексеем познакомились в клубе. Роман стремительно набирал обороты.

Правда, узнав о существовании ребенка, Алексей скорчил кислую мину. Но Ольга, влюбленная, не думающая о плохом, списала это на то, что он еще молод. А Маша, полюбит он ее.

С родителями Леша пока не знакомился. И когда она робко сделала попытку пригласить к себе маму и папу, отрезал:

— Оль, ну давай хоть пообвыкнемся! Ты дочь уже притащила, сейчас что. всех своих родственников тут соберешь?

— Ну они же не жить, просто, узнать поближе, — робко начала она.

— Нет. Я пока… не готов. Немного погодим, хорошо? — Алексей нежно поцеловал молодую женщину в носик.

И вот тут разыгралась эта сцена.

— Леш, ты просто…. У тебя детей нет и ты не понимаешь. Ребенку нужно другое питание. Зашел бы, йогуртов там взял или еще чего. Ну ничего, ты привыкнешь. Может, снова в магазин сходишь? А то я только парочку взяла, думала, ты закупился, — начала Ольга.

Маша, взяв у мамы йогурт, тихонько ушла на кухню. Она была девочка очень спокойная, воспитанная. Никогда не капризничала, взрослым не докучала. Любила рисовать, наряжать кукол.

«Идеальный ребенок», — завистливо вздыхали знакомые. Тут же рассказывая о капризах своих чад. Ольга повернулась, чтобы выйти за дочкой, но ее остановил Алексей.

— Слышь, Оль. А ты что мне сцены устраиваешь, а? Мы же вроде договорились на берегу, чтобы вот без этих бабских истерик? — он приподнял бровь.

— Какие сцены, Леш? Ты получил деньги, пошел в магазин. Трудно было что-то купить? — развела руками Ольга.

— Погоди. Я купил, че не так? — нахмурился он.

— Нет, но ты купил для нас. Ты считаешь, что Маша будет есть…. — начала она, но он ее оборвал на полуслове.

— Да я ниче не считаю! Я для нас и покупал! Причем тут вообще твоя Маша, я не понял?

— Как это? Но она же… Ей же надо, — Ольга почувствовала комок в горле.

— Слушай, если ей надо, ты и покупай. Извини, но содержать чужого ребенка я не подвязывался. Сначала там йогурты-соки. Дальше что? Платьица, туфельки, подготовка к школе и прочее? Она мне кто? Я с какого перепуга ее спонсировать должен, а? Ей отец родной не помогает, сама говорила, кинул тебя. Ни алиментов, ничего. А тут такой добрый дядя нашелся, на которого ты свою дочь повесить хочешь? Может, ты ей скажешь еще меня «папой» называть? Знаешь что, я разрешил тебе взять ее к себе в квартиру. Этого мало? Но покупать я ей ничего не собираюсь. И деньги давать тоже. На тебя — да. Хочешь, пойдем купим тебе, что нужно. Косметику, одежду, в клуб сходим. Но на девочку я не дам ни копейки, ты поняла? — Алексей стоял рядом и смотрел ей в глаза.

Ольга отказывалась верить услышанному. Так не бывает. И принцы так себя не ведут. А она-то хвасталась подругам… Что шубку новую купили. Что духи любых марок берет.

— Леш, ты сейчас… Ты вот серьезно? — она почувствовала, что плачет.

— Оль, не драматизируй, а? Из-за какого-то некупленного йогурта и сока начала ныть. Ты молодая женщина, тебе надо жизнь свою устраивать. У тебя мать дома сидит, отец один работает. Отдай ей Машку и все. Будешь денег ей давать, со своих, разумеется. И нормально жить станем, — Алексей попробовал ее обнять.

— Отдать? Да ты в своем уме? Она что, хомячок? Леш, ты что несешь? Если ты меня любишь, то, мой ребенок… Его ты тоже должен любить! — выдвинула последний аргумент Ольга.

— Должен? Да я ничего тебе не должен! Это ты от кого рожала, ему эти требования и выдвигай! Говорили мне ребята, не связывайся. Посмотри на себя! Одиночка не первой свежести, с прицепом. На рынке невест дешевле всего стоишь! Радуйся, хоть я подобрал! Что ты меня смотришь? 18-20-летних красавиц полно! И пальцем щелкну, прибегут. Оля, прибегут! Потому что вас полно, а мужчин мало. А ты бы со мной встречаться стала, если бы я был как Квазимодо? А? И жил бы в общаге? Или вообще не работал? Ты ж на это повелась! А сейчас от меня вселенских поступков ждешь? Извини. Не ко мне! — и Алексей отвернулся к экрану.

Она не помнила, как вышла из комнаты, прикрыв дверь.

— Мам, ты чего? Мамочка, ты зачем плачешь? Ты и так устала на работе. А сейчас плачешь! Мама, не надо! Я тебя люблю, — шептала Маша, вытирая слезы с ее лица.

Спустя час они вышли из квартиры Алексея с вещами. Да и перевезти-то из все не успели. Вызвали такси. Таксист, полноватый, добродушного вида, бойко погрузил все в багажник, усадил Машу в детское кресло.

— Ты чего такая серьезная, принцесса? Хочешь сока? Или яблочко? Бери, оно мытое. Девушка, я вашей дочке яблочко дам? — таксист повернулся к Ольге, которая ничего не видела и не слышала.

— А? Что? Да не надо. Его же мыть надо, — отмахнулась Ольга.

— Мытое уже! Или сок? Вишневый вот. Надо? А то у вас дочка чуть не плачет, — не отставал мужчина.

— Вы что? Всем клиентам соки и яблоки раздаете? Благотворительностью занимаетесь? — резко ответила она.

— Да нет, что вы. Просто у меня смена скоро кончается, я домой сразу. А яблоки с поселка, от бабушки. Она моему Косте наложила опять гостинцев, так вот я и предложил. Дети же. Они всегда вкусного хотят, — бесхитростно улыбнулся таксист.

Маша выжидательно смотрела на мать.

— Ну возьми, — разрешила Ольга.

Таксист зашелестел пакетами и протянул Маше яблоко, сырок в глазури и шоколадку.

— Не надо так много. Себе оставьте, — усмехнулась Ольга.

— Да там полно. Бабуля у нас. Все балует да балует Костика. Он так-то большой у меня, самостоятельный, восемь лет уже. И суп умеет варить, и салаты там. Дома все делает, когда я на работе. И уроки успеет, и с собакой погуляет. Пекинес у нас, старенький уже, — продолжал рассказывать водитель во время поездки.

— Жена, поди, отдыхает? С такими мужем и сыном, — проговорила Ольга.

— Нету ее. Мамки нашей. Никогда не болела, а тут раз и все. Молодая такая. Косте тогда только два года было, — помолчав, ответил он.

— Извините, — покраснела Ольга.

— Да ничего. Мы справляемся, как-нибудь, — продолжил тот.

— Встретите еще свое счастье, — проговорила она.

— Да не думаю. Девушкам сейчас красавцы нужны, да с деньгами. Ну ничего, нам и так нормально. Привыкли уже. Человек ко всему привыкает. даже к одиночеству. Тем более у меня сын есть. Надо ради детей жить. А любовь, ну нет, так и что делать. Сейчас вон заеду еще Костику мячик новый куплю. Старый-то куда-то задевали, — ответил таксист.

У дома родителей он помог Ольге выгрузить вещи. Погладил Машу по голове.

— Не печальтесь. Вы прямо как с картинки обе. Дочка на вас похожа. Такая же красавица! Ну, дай Вам Бог всего! — и добродушный таксист уехал.

Дома Ольга заперлась в своей комнате. У нее не было сил даже ничего объяснять родителям. Те рисовали с Машей. И вопросов не задавали. Пришло смс-сообщение от Алексея:

— Когда перестанешь дуться и дурить, возвращайся. Но на моих условиях!

Ольга занесла его в черный список и прорыдала всю ночь. На следующий день нашла в себе силы поговорить с матерью.

— Дочка! Он пусть как хочет, так и живет, дело личное. Но то, как он к твоему ребенку относится? Нет, с таким человеком жить нельзя! Маша золотая девочка! Как она может помешать? Принцу ты обрадовалась? Ну беги к нему, а девочку оставь нам! Как он советовал! Сможешь так? Надо, чтобы мужчина вас обеих любил! Защищал! Оберегал, заботился! И почему ребенок — это прицеп? Это маленький человечек, надежда, опора. И не он вас берет, а вы его! К себе в сердце пускаете! Смотри вначале, как к дочке твоей относятся! Это и будет показатель любви к тебе! А что восхищалась ты, что красавец. Оленька, с лица воду не пить! — мама поцеловала Ольгу и ушла на кухню печь с Машей пирожки.

Спустя две недели, выходя с Машей из магазина с пакетами, Ольга услышала, что кто-то тронул ее за плечо. Обернулась. Тот самый таксист. А рядом с ним — темноволосый сероглазый мальчик. С ямочками на щечках. совсем не похожий на отца.

— Здравствуйте! А вы тоже за покупками? — улыбнулся мужчина.

— Да… гуляли вон. Маше нужно было кое-что из одежды купить. Но она хотела пальто в цветочек летнее, а тут такого нет, — ответила Ольга.

— Я знаю, где есть, тетя. Мы там куртку мне покупали. И как раз мама с девочкой вроде вашей, маленькой, покупали такое! — ответил мальчик.

— Костя, ну что ты, они сами знают, где! — пробовал вмешаться отец.

— Да ладно, скажи, куда идти надо? — улыбнулась Ольга.

— Зачем идти? Мы с папкой на машине. Довезем вас. Давайте я сумки понесу ваши! — Костя взял из рук ошеломленной Ольги пакеты.

— Да… Не представились что-то. Меня Михаил зовут, — сказал таксист.

— Ольга.

По дороге Костя рассказал, что они сегодня с папой картошку будут делать у бабушки на костре за домом. И шашлыки. И если Ольга хочет, то может прийти. Вместе с Машей.

— Что это за мужик с тобой был? У торгового? Толстый такой! — позвонила ей вечером подруга.

— Он не толстый. А очень хороший. Михаил это, — ответила та.

Ольга и Михаил поженились через полгода. Мужчина все делает для семьи. Он обожает Машу, как родную дочь. Костик во всем помогает девочке и новой маме.

— Как королева себя чувствую! Не думала, что в одночасье обрету семью и меня будут так любить мои мальчики! — смеется Ольга.

Но она довольна. Михаила и его заботу оценила по достоинству. Тот много работает. Накопил ей и детям на путевку.

— А вдвоем потом съездим! Главное — сейчас вы отдохнете! — улыбается он.

Он просто очень любит свою семью, этот простой и совсем не идеальный внешне мужчина…

Источник

loading...
loading...
  • Pinterest
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
Facebook Vk Ok Twitter LinkedIn Telegram Whatsapp

Похожие записи:

С 1 июля в Москве подняли цены на горячую и холодную воду. Многие задумались, не дешевле ли будет поставить водонагреватель?   Выбор водонагревателя   Водонагреватели работают на газу или электричестве. Способ нагрева воды может быть проточным или накопительны...
Оказывается замороженное может быть свежее натурального, а еще дешевле. А может быть еще и полезнее. Вот эту пользу я и попытаюсь доказать на примере стручковой фасоли. О пользе стручковой фасоли. Все чаще мы экономим на еде. Смотрим что дороже, а что дешевле...
Любой ковер, так или иначе со временем замазывается и в него въедается пыль, и его, без сомнения, легко и просто отчистить в химчистке. Но есть и альтернативный способ — чистка ковра в домашних условиях обойдется вам значительно дешевле, но будет не менее эффе...
Удивительно мудрая притча, которая поможет обрести уверенность в себе. Прочитайте обязательно! Однажды к Мастеру пришёл молодой человек и сказал: – Я пришел к тебе, потому что чувствую себя таким жалким и никчемным, что мне не хочется жить. Все вокруг твердят,...
Есть над чем задуматься.  Когда у тебя есть дорогая машина, красивые вещи, дорогой дом и другие символы статуса, ты начинаешь ощущать как будто ты стоишь дороже и поднимаешься на уровень выше над теми, у кого всего этого нет.  Ты смотришь на соседа с более деш...
Вот оно, самое обычное куриное яйцо, но самой что ни на есть первой свежести. В инкубатор яйца отбирают очень тщательно. Видите еле заметный сгусток? Так начинается жизнь. На 2-е сутки на желтке появляются кровеносные сосуды. На 3-и ...