В вечерней электричке к профессору подсели три наглых «братка». Он сказал им всего несколько слов…

2 минуты на чтение

 

 

Когда я в начале 90-х учился в СПбГУ на журфаке, лекции по литературе Средних Веков читал Андрей Семенович Колосков, доктор наук с филологического. Блестящий преподаватель, интеллигент в пятом колене, автор кучи книг и научных работ. Но выглядел не по-профессорски — помятый костюм, короткий седой ежик, золотая фикса во рту и отсутствующий безымянный палец на правой руке — травма времен первых стройотрядов.

 

Когда он пришел читать нашему курсу первую лекцию, то в конце ее сильно всех удивил, попросив каждого написать на листке бумаге с одной стороны — как можно больше необычных матерных выражений, а с другой стороны — жаргонно-воровских (ну кто какие знал). Как потом оказалось, для своего любимого дела — А. С. был известным в узких научных кругах редким спецом по уголовному фольклору, лет 20 собирая где только можно всякие замысловатые словечки, даже в зоны ездил за информацией и по заказу МВД в свое время работал над изданием спецлитературы по фене. Ну и студентов всех он тоже регулярно опрашивал и бывало, что-то новое находил.

Вот такой дяденька.

А вот и история, которая с ним приключилась в то время.
Не знаю, как, но в Универе на журфаке слухи распространялись мгновенно. Ехал А. С. на последней электричке с Варшавского вокзала к себе в Купчино. В вагоне он один и на следующей остановке вошли 3 «быка» — бошки пострижены, как американский газон, пиджаки красные, штаны спортивные. Ну все помнят типаж. Это щас эти ребята повзрослели и оседлали властные кресла, а тогда видать «девятка» общая поломалась, вот они в электричку и впрыгнули. Настроение у всех никакое, ехать так просто скучно, ну и подсели к дяде поприставать.
Мол, че в карманах, делиться надо, братан, без базара, в натуре, ты че, не понял?!

 

И тут в ответ А. С. на смеси конкретного мата и чистейшей фени высокой пробы, не используя ни одного нормального слова живого великорусского языка, произносит длиннейший монолог. Из его пафосной речи, с большим трудом и постепенно, никогда еще не топтавшие зону «спортсмены-быки», с нарастающим ужасом понимают, что только что они «наехали» на ровном месте на одного из самых известных криминальных авторитетов страны, знаменитого вора в законе, который прямо сейчас возвращается из мест лишения свободы.

 

И по приказу которого завтра их обязательно найдут лучшие уголовные силы Питера, если только они прямо сейчас не извиняться перед ним в высшей степени искренне.
После чего все трое с белыми лицами стали прямо в электричке на колени и просили прощения до следующей остановки, на которой просто вылетели из вагона.

 

Знание-сила!

  • Facebook
  • Twitter
  • Google+
  • Pinterest
  • LinkedIn
  • VKontakte
  • Odnoklassniki
Facebook Vk Ok Twitter LinkedIn Telegram Whatsapp

Похожие записи:

Еду утром в электричке, народу полно, давка, шум, жара. Еле протолкнулся в вагон, в руках ведро с клубникой, обвязанное тряпкой так, чтобы клубнику не видно было. Тут какой-то мужичок (наверно увидел как я с ведром на платформе стоял) начал через весь вагон ор...
Некоторые животные настолько же ленивы, насколько гениальны. Мы собрали фото наглых наездников, которые обожают кататься верхом на своих сородичах (и не только). Их находчивости и хитрости можно только позавидовать! 1. Коты всегда найдут мягкое местечко ...
10 слов, которые привлекут счастье Чтобы достичь счастья в жизни, совсем не обязательно прикладывать титанические усилия. Главное — это настрой. Коллекция позитивных слов и установок притянет к вам долгожданное счастье и даже больше. О силе слова слагают л...
Оригинал взят у в 10 открыток с краткой историей всем знакомых слов У слов, как и у людей, есть своя судьба и своя история. У них может быть богатая родословная и множество родственников. Слово может рассказать об истории целого народа, а может с течением врем...
Еду я в электричке. Входит бомж. Синяк синяком. Морда опухшая. На вид лет тридцать. Оглядевшись, начинает:   — Граждане господа, три дня не ел. Честно. Воровать боюсь, потому что сил нет убежать. А есть очень хочется. Подайте, кто сколько сможет. На лицо не см...
Еду я в электричке. Входит бомж. Синяк синяком. Морда опухшая. На вид лет тридцать. Оглядевшись, начинает:  — Граждане господа, три дня не ел. Честно. Воровать боюсь, потому что сил нет убежать. А есть очень хочется. Подайте, кто сколько сможет. На лицо не смо...